18+
15

Г.Ф.И.Б.А.К.П.Л.А.С. мифы моего детства

замысел сценария Юрия Феттинга

Текст публикуется в сокращенном варианте

Юрий Фетинг родился в Ростове на-Дону, окончил театральное училище им. Щукина и курс кинорежиссуры Мастерской Алексея Германа. Режиссер по работе с актерами на картине «Хрусталев, машину!»

Юрий Фетинг: «Сюжет „Мифов“ подсказан сказкой о снайпере Василии Морозове, которую Петр Луцик написал с Алексеем Саморядовым. Мои друзья Илья Беляев и Андрей Кравчук тоже внесли свою лепту. Даст Бог, мы вместе сделаем этот фильм».

Это история 16-летнего снайпера Василия Морозова. Он первый из нас влюбился, да так, как никто до и после него не умел. Запретная любовь потребовала жертв. Василий и Наталья решили уехать, а для этого необходимы деньги, и Василий отправился грабить недвиговского дантиста. Но дело провалилось, и Наталья предала. Вот тогда он совершил свой самый невероятный выстрел, будто это и было предназначением его уникального воинского дара. В то лето окончилось мое детство — я навсегда уехал из Недвиговки, из мест, где смешались самые романтические и самые скабрезные представления о женщинах, где жили легендарные люди, воспитывавшие в нас воинов, готовых по первому приказу убить или отдать свою глупую и прекрасную жизнь.

В день шестнадцатилетия мне впервые крупно повезло: я попал в кинохронику «День Дона». С этого и повернулась моя жизнь. Потом мы всей семьей много раз ходили меня смотреть. В кино сперва показывали общесоюзную военную игру «Зарницу». Там я вместе со своим 8 «а» маршировал в коротких штанах. Затем показали, как в нашей Недвиговке на берегу Азовского моря нашли источник родоновой грязи, и на мне даже продемонстрировали лечебный эффект. А потом на экране появлялся мой друг и одноклассник Васька Морозов, на окутанном тополиным снегом стрелковом полигоне. А диктор в это время рассказывал: «В снайперской стрельбе из карабина без оптического прицела ученик 24 школы поселка Недвиговка Василий Морозов победил всех офицеров Киевского, Волжского и Кавказского округов. В этих соревнованиях потерпел поражение даже прославленный снайпер майор Чеблаков, убивший 319 человек. Морозов обладает уникальным талантом, взгляд Василия так ясен, что, стоя на горе, он может за тысячу шагов разглядеть человека. Один раз у его соседей потерялась корова, и не было ее уже три дня. Тогда поднялся Василий на пожарную вышку и три часа смотрел на лиман, выходивший от Недвиговки к морю, на протоки, заросшие камышом и тальником, пока не увидел корову за три километра, в дальних плавнях». Показали даже улыбающуюся хозяйку коровы тетю Таю… Но это была неправда, потому что Васька заметил корову уже утопшей в протоке (видели бы кинооператоры, как тетя Тая рыдала).
А еще показывали про археологов, которые раскопали в нашей Недвиговке возле морского причала древнее городище Танаис… Диктор говорил, что название Танаис происходит от имени греческого бога Смерти — Танатоса. В виде крылатого Демона этот Танатос когда-то летал над нашими местами: над парком имени Черевичкина, над грязелечебницей, над заброшенным элеватором…
По вечерам на открытой киноплощадке парка, под шум Азовского моря, мы много раз смотрели этот киножурнал… Никто еще не подозревал, что Недвиговки скоро не станет. Господи! Если бы мы только знали, что с нами случится уже в конце этого лета.
В первых числах июня в Недвиговку врывался праздник. Утром, когда сладострастная тетя Тая еще спала в гамаке, обсасывая свой большой палец, в час, когда еще не загудели примусы на общественных балконах нашего деревянного дома и весь поселок досматривал самые сладкие и непристойные сны, на главной и единственной улице Недвиговки раздавался вопль деда Евдола:
«Вьюшка идет!!!»
Загонять идущую на нерест вьюшку выходил весь поселок.
Школьные экзамены, по случаю вьюшки, откладывались до вечера, и мы во главе с завучем неслись к Нижнему Лиману. Самые красивые женщины поселка, не стесняясь, подтыкали юбки и влезали в кишащую рыбой воду. Офицеры стрелкового полигона аккуратно складывали на берегу свою амуницию, входили в лиман шеренгой и перекрывали стратегически важные протоки. Участковый милиционер Гречушкин опускался в воду в трусах, но с пистолетом под мышкой. Загонять вьюшку приходил даже местный богатей — дантист Оганесян с женой и тремя дочками. Хотя рыба его интересовала меньше, чем обтянутые мокрой одеждой женские груди.
Рыбу накладывали в корыта, в корзины, мешки, а она все шла и шла. К полудню все покрывались сверкающей на солнце чешуей, и начиналась пляска восторга. На мелководье можно было втащить в круг самую неприступную девчонку, прижаться к ней мокрыми трусами и даже завалить в воду. Этим летом у нашей одноклассницы Ленки Мезриной, с которой Васька ходил еще с шестого класса, неожиданно округлились формы, и она за один день превратилась в роскошную «биксу». Когда Васька прикоснулся к ней, его вдруг обожгло изнутри. Дикая неуправляемая волна начиналась ниже живота и расходилась по всему телу. Ему даже пришлось присесть в воду… И тут на Ваську сверху навалился Гарла и стал топить…
Гарла пользовался у нас непререкаемым авторитетом. Во-первых, по старшинству (в шестом и седьмом классах он просидел по два года, восьмой закончил вместе с нами и теперь работал чальщиком на дебаркадере). А во-вторых, его брат две недели назад вернулся с зоны и с помощью заточенной ложки Вставил Гарлу два металлических шарика под кожу члена. Теперь все женщины от Гарлы должны были сходить с ума.
Ленка Мезрина была у него на особой примете. В тот день Гарла не собирался заходить в воду, поскольку шарики еще не прижились. Но в конце-концов не выдержал… Ваську он заставил пару раз хлебнуть мутной воды, и плохо бы Ваське пришлось дальше, но вдруг Гарла сам выскочил и, скорчившись от боли, побежал на берег. В кустах он показал нам, на какие муки приходится идти ради женщин.

На холме над элеватором, там, где проходит степная дорога на Херсон, стояла бензоколонка. Малолетки-пацаны подглядывали в самодельный деревянный перископ за загорающей на крыше Натальей Андрейченко.
Работала Наталья начальницей бензоколонки и была она самая красивая девушка на триста километров вокруг. Участковый Гречушкин говорил, что Наташка — красивая, веселая, но злая. 25 лет ей было, а за ней никто и не ухаживал из парней. Ухаживал один майор-летчик из Таганрога, но его убили, кто и за что, неизвестно…
Гречушкин сам глянул в перископ, ругнулся и поехал на своем трофейном «харлее» по грунтовке, мимо придорожной уборной, за которой пряталась наша компания.
…Ваське за спиной связали руки. Сигарету для «чирика» решено было не обламывать, поскольку Васька еще «зеленец». «Чирик» с обломанным до трех сантиметров «дымком» мог показать только сам Гарла. Ленку Мезрину младший брат подвез на мопеде к бензоколонке, и теперь она стояла в отдалении под тютиной, делая вид, что ей безразлично — кто победит.
Васькин лучший друг Киндер, прозванный так за малый рост, бегал вокруг и шипел, что это самый дурацкий способ решать, кому достанется Киндера никто не принимал всерьез, поскольку, хотя он и учился с нами в одном классе, по годам ему было только 13.

Когда до первого грузовика оставалось метров двести, Гарла, ощерясь, поднес Ваське огонь. Васька затянулся, передвинул «дымок» в угол рта. Шеккель убрал ему со лба чуб, поправил си-гарету. Со связанными за спиной руками Васька вразвалку вышел из-за уборной. Все ожидали, что он «чирикнет» по первому дальнобойщику, но Василий почему-то повернулся к нему спиной, пропустил идущий на полной скорости грузовик и вдруг, не глядя, прыгнул на трассу и точно «чирикнул» сигаретой о борт второго грузовика. Нос у Васьки слегка оцарапало бортом, самого его отбросило в сторону, но «чирик» он загасил — это видели все. Мезрина сделала обиженное лицо, ткнула в спину своего младшего брата, и он повез ее на мопеде вниз под гору. И тут грузовик резко тормознул, сдал назад. Из кабины выскочили шоферюги и вдвоем начали связанного Ваську бить. Мы попытались отвлечь злобных мужиков на себя. Одному из них Киндер засветил камнем в лоб, но мужик отмахнулся и разбил мне нос. Второй шофер зашвырнул Киндера в кювет, а Гарла получил от него сапогом по шарикам и уже не мог драться.
И вдруг среди дерущихся, как мираж, возникла начальница бензоколонки Наталья Андрейченко и говорит мужику с разбитой головой:
— А у тебя большой нос!
И мужик ответил:
— Спасибо!
В это время Киндер снял грузовик с тормозов, и пыльная громадина, набирая скорость, покатилась под уклон. Отчаянно матерясь, шоферюги побежали за грузовиком, а следом с победными криками понеслась вся наша ватага. А Наталья подошла к Василию, который со связанными руками так и сидел на обочине, и говорит:
— Это ты Морозов, который в Таганроге лучший снайпер был?
— Я, — ответил Василий.
— Пойдем к морю искупаемся, а то мне одной страшно. — А сама смеется. — Пойдем, не бойся, я люблю голой купаться, а ты посторожишь, чтоб никто не увидел. Или вправду боишься?
— Идем, — сказал Василий, — чего мне бояться?
Пришли они в укромное место. Васька так со связанными руками и остался. Не успел он и глазом моргнуть, как разделась Наташа догола и побежала в море. Накупалась она, а после платок смочила, промыла Васькины ссадины, оделась и говорит: «Спасибо, что меня постерег». И ушла на бензоколонку. А Васька, как увидел голую Наташку Андрейченку, так чуть не умер. И влюбился в нее насмерть, так что заплакал.

В тот день в пыльной колонне заброшенного элеватора, на огромных немецких весах лежал водолаз. Вокруг топтались трое очкариков-малолеток из юннатского кружка. Старший держал в руках квадратный прибор в кожаном футляре, а другие — поднос с мельчайшими гирьками из хим. кабинета. У водолаза в скафандре было открыто окошечко, через которое он курил.
Васькин дед Евдол (а это был именно он) недавно прочитал в «Вечернем Таганроге» о мракобесах-американцах, которые решили взвесить человеческую Душу, для чего запаяли умирающего человека в герметическую капсулу и положили на весы. В момент Смерти, вопреки всем законам физики, капсула стала легче на четыре грамма…
Евдол отличался придурью еще в тридцатые годы. Говорят, он так уверовал в коммунизм, что переложил в стихи Манифест Партии и директиву «О немедленном подъеме сельского хозяйства любым способом». Его заметили и поставили руководить колхозом. Но карьера Евдола-председателя кончилась тем, что оголодавшие колхозники наотрез отказались исполнять постановление правительства «О раннем севе», и тогда Евдол запряг свою беременную жену и малолетнюю дочь в плуг и за ночь вспахал на них колхозное поле. Эту историю рассказывал наш участковый милиционер Гречушкин. Он собирает сведения и знает все про всех, но как только начинает рассказывать… Тут любая правда ста-новится похожей на легенду. Например, Гречушкин утверждал, что когда ему самому исполнилось пять лет, маманя сшила будущему участковому милицейскую форму, а отец подарил свисток, и как только осчастливленный Гречушкин в первый раз свистнул — на Недвиговку пролился дождь из грязных черных комочков, потом с неба летели древнегреческие монеты, а на пляж перед уборной шлепнулась огромная коричнево-зеленая летучая мышь. Рыбаки пытались прибить ее баграми, но мышь, прихрамывая, уползла в море… Единственным подтверждением этого рассказа был обкусанный свисток и три почерневшие монеты, которые Гречушкин передал в музей Танаиса.
К легендам участкового мы относились с некоторым недоверием, но про Васькиного деда он говорил чистую правду, и весь поселок знал, что Евдола держали в Ростове в психолечебнице, потом он работал в порту водолазом и был уволен за злоупотребление служебным положением: в обеденный перерыв Евдол по морскому дну подходил к иностранным судам и писал на подводной части лозунги и послания мировому пролетариату. А последние три года «Буйный Дед» сторожил аттракционы в парке имени Черевичкина. С Васькиной матерью он рассорился и ушел жить в будку колеса обозрений. В парке Евдол завел козу по кличке Мейер (в пику израильскому премьеру) и, несмотря на предупреждения администрации, выпасал свое рогатое чудовище возле станции юннатов.
И вот — новое хулиганство!..
Опыт со взвешиванием русской Души был прерван Гречушкиным. В самый напряженный момент участковый ворвался в элеватор на мотоцикле. За его спиной сидел сам Директор парка имени Черевичкина, а в коляске двое руководителей детских кружков. Во время скандала Директор садовыми ножницами резал Евдолу водолазный костюм. Евдол был в ярости.
В подпорченном водолазном облачении Буйного Деда провели через весь поселок к парку Черевичкина. Там в будке колеса обозрений был произведен обыск. За зубчатым колесом Гречушкин обнаружил банки с препарированными жабами, потрошеных сусликов, на которых Евдол производил научные опыты, и портрет Троцкого маслом. Жабы оказались вполне свежими (лапы у них славно дергались от электричества), поэтому их конфисковали в пользу кружка юннатов. А сусликов, рукописи и портрет до особого распоряжения было решено перевезти в милицию и запереть в оружейной.
В этот день на территории грязелечебницы должны были открывать Вечный Огонь. Для торжественных построений из нашей школы всегда вывозили на грузовике бюст Розы Люксембург (школа была ее имени). Но в этот раз грузовик застрял, и попавшийся на дороге Гречушкин пересадил «Розу» к себе в коляску «Харлея» и повез на торжество, а Евдолово имущество свалил перед школой под ответственность сторожа.
На открытие Вечного Огня приехала кинохроника и даже Заместитель Министра Обороны со свитой. Ветеранов награждали медалями, а Ваське за победу в снайперских соревнованиях Зам. Министра вручил именной ижевский карабин с посеребренным прикладом. Правда, Ваське карабин не отдали, потому что было ему неполных 16 лет. Отдали снайперу майору Чеблакову, чтобы сохранил он этот карабин до поры, когда Василий пойдет в армию. Оставили же Ваське только грамоту…

В 2005 году Юрий Фетинг завершил свой замысел, сняв по этому сценарию фильм «Мифы моего детства».

Охотник
Subscribe2018
Канны
Библио
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБиблиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2019 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»