18+
' . $issue->category_nicename .'

Сеансу отвечают: Лимита

Этот фильм, снятый в самодеятельной эстетике дворовой баллады, наиболее адекватно воплотил подзаборную сущность новых русских.

Фильм «Лимита» снят новым русским для новых русских, но без учета того, что кино (которому.бе-зусловно, предан Денис Евстигнеев) перестало быть для новых русских ценностью. По этой причине они «Лимиту» смотреть не будут, а старым русским ее пафос чужд.

О детях компьютерного века и воскресшего Молоха с беспощадностью рассказывает в своем режиссерском дебюте Денис Евстигнеев. Иван, отринув мораль, грубо вырывает у жизни все, что она не может ему немедленно дать. Миша сопротивляется крушению идеалов юности. Но борьба этих обреченных людей за лимиты (в буквальном и переносном смысле слова) своего существования — трагична.

В одном интервью сказали, что “Лимита* точнее всего передает дух и стиль нашего времени. Бедное наше время, как ему, должно быть, скучно материться сквозь зубы, бацать ритуальные танцы и что есть мочи изображать крутизну.

«Лимита»- является образцом настоящей имитации Это серьезный культурологический симптом, поскольку за фильмом как явлением не единичным стоит целостное мировоззрение. Возможно, мы имеем дело с одним из первых явлений поп-арта на нашей кинодеревне с поправкой на исторический контекст.

В попытке создания романтического мифа на пустом месте фильм очень похож на своих героев Парвеню живут не памятью, а символами и аналогиями. Евстигнеев примерил на себя Каракса, Линча и Лунгина точно так же, как новый русский влезает в штаны от Диора. Плевать, что не по росту — главное, стоит дорого.

Нонконформистский герой семидесятых, поставленный в ситуацию потребления. Эта коллизия отчего-то сводит его с ума — что у зрителя ничего, кроме пожатия плеч, вызвать не может.

Естественная, но поверхностная попытка обозна¬чить дизайнерский стиль и криминальный ланд¬шафт текущего времени, в центре которого ’новый герой’ — Иван-не-дурак Самым эффектным здесь — в особенности для новых бедных -должен стать чисто визуальный конфликт между плывущим изображением на старой любительской кинопленке и самоуверенным изображением на глянцевых картинках-кадрах, снятых оператором-профи. Выкликающих издалека, как дурак рыбака, пароль рекламных журналов.

У нас все не слава Богу. Казалось бы, вот он. новый сюжет и новый герой. Но нет — новый язык, чтобы этот сюжет изложить и об этом герое рассказать, еще не обретен.

Главный герой всю картину усердно пробует снять пароль с зашифрованной компьютерной програм¬мы. Не так ли и бедный зритель пытается пробить¬ся сквозь неживую сконструированную, механисти¬ческую драматургию фильма, события и характе¬ры в котором накладываются друг на друга, как кубики в примитивной электронной игре «тетрис» — в строгом порядке, но без явного смысла.

Я был приятно удивлен, что находятся молодые, которые оставляют престижное операторское искусство и пускаются в режиссерскую авантюру. Выигрывают неожиданно для себя и для всех.

Фильм неправильно назван Он не о лимитчиках, а о совсем другой публике Его герои — наши растиньяки Они же потенциальные зрители Это на редкость адресная картина. Что не говорит о ней ни хорошо, ни плохо А хорошо говорит о дебюте Евстигнеева четко выраженное стремле¬ние к качественной работе Свойство российскому менталитету чуждое. Для кинематографических работников тем более.

Фильм возвращает к простым (главным) жизнен¬ным понятиям: любовь — зависть — дружба -предательство. Отечественное кино редко балует этим зрителя На «Лимите» просто отдыхаешь душой. После пафосных потуг наших горе-“художников” найти эстетическую привлекатель¬ность Федоры, которая (надо же!) не моет посуду Блестящая пара Миронова и Машкова, который, к тому же, с моей легкой руки, стал секс-символом нового русского кино, позволяет говорить о том. что в фильме кроме замысла есть еще и воплощение.

Сотканный из, казалось бы, суперсовременных примет, фильм оставляет впечатление искусственной постройки. И хотя это не самый удачный режиссерский дебют, здесь все-таки важна попытка сделать неумозрительное кино, улавливающее «токи жизни».

Лопушанский
Лопушанский
Идзяк
Кесьлевский
Beat
Austerlitz
Триер
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБибилиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2016 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»