18+
' . $issue->category_nicename .'

Сеансу отвечают: In memoriam: Игорь Алейников

Явился молодой человек в очках, с бородой, очень серьезный, прилично одетый. Всем своим обликом он приятно контрастировал с собравшейся оборванной шантрапой. Он сразу вызвал у меня очень положительные эмоции, а когда показал свои фильмы, я окончательно убедился, что мужчина матерый. Игорь всегда сохранял очень серьезное выражение. Он умел создавать вокруг себя такое параноидально-бюрократическое поле. Костюм, очки… папочка с бумагами… Напивался редко. Пьяный, он, правда, больше смеялся. Но смеялся очень приятно. Потому что никогда не терял самоиронии. Мне в нем это всегда очень нравилось. Мы как бы подзаряжали друг друга.

Это вовсе не обидно для него — не оставить вызывающе яркого следа. Все, что помню, — какое-то ровное, спокойное, «правильное». Как его с Глебом фильмы — очень здоровые, очень умные и талантливые люди твердо знали, что и как они делают. Поэтому в воспоминаниях: никакого трагизма, никаких предчувствий и прочей положенной в таких случаях мелодраматической чепухи.

Судьбе не удавалось подловить Игоря на обычных для нашего поколения вариантах ухода из жизни — самоубийство, передозняк, пьяный выход из окна. Здесь он был неуязвим, и судьба от отчаяния подстроила авиакатастрофу.

Однажды на стене, в комнате братьев, в их родительской квартире в Тихвинском переулке, где все мы собрались, где я впервые увидел, вернее, столкнулся лбом с развешенными на веревках свежепроявленными пленками их фильмов — так вот на стене было лицо, вернее, фотография из какого-то нью-йоркского журнала шестидесятых годов. Я поразился сходству этой фотографии с Игорем, там был запечатлен Энди Уорхол до преображения. Потом, когда я стал всматриваться, этот эффект пропал. Говорить о том, что есть люди, одаренные миссией и они похожи друг на друга, это — смеяться в лицо. Но лица уже нет, а есть фотографии, есть кадры из фильмов, в которых братья кривляются перед камерой и которые невозможно забыть, как последнюю гримасу Великого Немого, пережившего самого себя.

Лопушанский
Лопушанский
Идзяк
Кесьлевский
Beat
Austerlitz
Триер
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБибилиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2016 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»