MIRAMAX:

дни независимости

Журнал «Сеанс»
Генеральное консульство США в Санкт-Петербурге
представляют:
2—5 апреля 2015 года
Кинотеатр «Аврора»

MIRAMAX: Дни независимости

«Независимый» кинематограф — это миф.
Кевин Смит

Кевин Смит, Стивен Содерберг, Квентин Тарантино, Тодд Хэйнс, Энтони Мингелла, Майкл Мур, Роберт Родригес — все они и многие другие прошли через руки продюсерского дуэта братьев Вайнштейнов.

В 1990-х студия Miramax, основанная Харви и Бобом Вайнштейнами, сделала то, что еще недавно казалось невозможным, — превратила «независимое кино» в сверхприбыльный бизнес. Провожатыми успеха стали прижимистость и чрезмерность — амбиции, истерика, безумие. Сегодня ранний — самый славный и плодотворный — период деятельности Miramax (до ее полного поглощения Disney), уже кажется далекой историей.

 

Братья Вайнштейны и Miramax

Вайнштейны. Харви и Боб. В деле с 1979 года. Именно тогда была основана компания Miramax: хорошие сыновья назвали ее в честь мамы и папы — Мириам и Макса. Формально тридцать лет назад они занимались тем же, чем и сейчас: «независимым» кинематографом. По большей части прокатом, немного производством. Для людей с большими амбициями это незавидный бизнес, даже в чем-то жалкий. Острый документальный фильм здесь, дистрибуция иностранного лауреата там... Но живого задора в Вайнштейнах было столько, что в 1989-м им удалось вырваться из тесного артхаусного гетто, выйдя в мир куда более надежных с финансовой точки зрения пригородных мультиплексов.

Три фильма сделают им имя. Все три они не производили, но приобрели для дистрибуции: дебют Стивена Содерберга «Секс, ложь и видео» («Золотая пальмовая ветвь» Каннского фестиваля), «Новый кинотеатр „Парадизо“» Джузеппе Торнаторе (Гран-при в тех же Каннах) и «Моя левая нога» Джима Шеридана (две премии «Оскар»). За четыре следующих года они так хорошо овладеют искусством продажи странного товара, что за них возьмется студия Disney, который застолбит за собой бренд Miramax, влив в бизнес Вайнштейнов восемьдесят миллионов долларов. В 2005 году они полностью передадут свою первую компанию мэйджору, организовав новую контору — The Weinstein Company.

Бывало, что коррумпированные административные мускулы братьев возносили фильмы и авторов на вершину. Бывало, они сами не понимали, чтó теряют, — как случилось с Гильермо дель Торо, чье пришествие в Голливуд было отложено на пять лет из-за идиотской манеры Боба Вайнштейна навязывать режиссерам свою волю чуть ли ли не на съемочной площадке. Но даже известный американский киновед Питер Бискинд, написавший о братьях и Miramax едкую, наполненную леденящими кровь свидетельствами книгу Down and Dirty Pictures, не может отнять у них того, что им удалось. Они превратили артхаусный кинематограф в конкурентоспособный товар. Высокое искусство стало prêt-à-porter со всеми вытекающими последствиями: во имя повышения зрительской лояльности имя автора было приравнено к бренду. Так определился новый большой голливудский стиль — предельно буржуазный, пышный, сентиментальный, — стиль больших режиссеров и больших фильмов. Стиль Вайнштейнов.

ретроспективафильмырасписаниебилетыпартнерыseance.ru