18+
// Хроника

Сеанс-дайджест №14

Новый дайджест растянулся на много компьютерных экранов: в нем немало разговоров, а кроме того — обложка нового номера «Сеанса», Мельес без киноаппарата и символические сборные по кино.

На этой неделе редакция «Сеанса» отправила в печать 67-й номер. Типография обещает управиться за три недели — считаем дни. А пока еще раз показываем обложку. На ней Теда Бара.

 

 

● ● ●

А пока что пасха: IndieWire советует разговеться вместе с этими фильмами — 30 христианских хитов, собравших более десяти миллионов долларов в прокате. Не только «Страсти Христовы» и Нарния.

И, конечно, из развлечений в прокате продолжает идти «Первому игроку приготовиться» Стивена Спилберга, который весь соткан из «пасхальных яиц»: хочешь ищи, хочешь — читай рецензию Сергея Синякова.

 

● ● ●

Еще не поздно поучаствовать в другом развлечении, впрочем, требующем известной ответственности: Авдотья Смирнова запустила в Фейсбуке флеш-моб «составь символическую киносборную» — принимаются только живущие, но ограничений по амплуа нет. В комментариях спорят, как считать братьев; много хороших комбинаций.

 

 

● ● ●

В прокате «Гоголь.Вий» — мы о нем написали, а «Коммерсант» и Станислав Ф. Ростоцкий рассуждают о других экранизациях произведения.

1967 году на «Вия» наконец обратили внимание на родине: под руководством главного советского кинокудесника Александра Птушко (в титрах он обозначен как «художественный руководитель фильма и постановщик трюковых сцен») учащиеся Высших курсов сценаристов и режиссеров Константин Ершов и Георгий Кропачев сотворили эффектнейшую, компактную (немногим больше часа) и по-настоящему уникальную готик-фолк-экстраваганцу, практически в одиночку отвечавшую за жанр ужаса в советском кинематографе. Помимо совершенно невероятных спецэффектов и вполне способной конкурировать с Барбарой Стил Панночкой — невинно-инфернальной Натальей Варлей, «Вий» выделялся непривычной изысканной смурью, сходной с эстетикой фильмов британской студии Hammer или кормановских экранизаций Эдгара По: чего стоят одни только зловещие и безмерно скорбные лики святых, взирающие на адский шабаш со стен церкви («образа в углу — и те перекошены»), да и сама церковь здесь такая, что хоть немного похожую можно обнаружить разве что «В пасти безумия» Джона Карпентера.

 

● ● ●

Барри Левинсон накануне дня рождения пришел записать подкаст с IndieWire. А с собой привел Аль Пачино. Обсудили новые проекты, прежние роли, любовь Пачино к 35 мм — мы писали в новостях.

 

 

● ● ●

Уилл Феррелл взял лучшее интервью этого года — у Хоакина Феникса.

Феникс: Обычно я испытываю огромное желание поучаствовать в новом опыте, но вскоре мною одолевает желание убраться от него как можно дальше. И тогда я пытаюсь выпутаться.

Феррелл: Это твой поведенческий шаблон, да? Как только ты оказываешься очень близко, ты сразу такой: «Знаете, что? Попробуйте поискать кого-нибудь еще».

Феникс: Обычно я начинаю думать о других актерах, которые подошли бы куда лучше, чем я.

Феррелл: Но ты так хорош!

Феникс: «Я запорю этот фильм! Это отличный сценарий отличного режиссера, и я просто все пр***у. Им надо позвать кого-то другого».

Феррелл: (Смеется) О, это отлично.

Феникс: Вообще-то, это ужасно.

Феррелл: Ты очень хорош, я тебе говорю.

Феникс: Спасибо, конечно, но я толком не знаю ничего про твой вкус. Может быть, у тебя отвратительный вкус.

Феррелл: Я все люблю. Недавно я думал о твоей роли в «Гладиаторе» (2000), а это большой студийный фильм.

Феникс: Ты ведь сейчас зачитываешь заранее подготовленный вопрос и притворяешься, будто он только что пришел тебе в голову?

Феррелл: Ты подожди, пока я скажу вот что: я думал о твоей роли в этом фильме, о том, что она удалась, потому что ты этакая мелкая сучка.

 

● ● ●

Снова интервью. Cineticle сделал очередное хорошее дело — на сайте вышел перевод последнего интервью режиссера Николаса Рэя. Вопросы задает Кэтрин Бигелоу. Главным образом обсуждают «Бунтаря без причины» с Джеймсом Дином и воспитательные задачи, которые стояли перед Рэем.

В: Что Джеймс Дин привнёс в фильм?

НР: Он не писал реплики. Стюарт Стерн и я много импровизировали. Джимми был очень талантлив, потому что обладал открытым воображением.

В: Он вам подражал?

НР: О, он часто копировал мои маньеризмы, но я не думаю, чтобы он действительно имитировал меня, потому что я терпеть не могу это в режиссуре. Я никогда не показываю актёру, что делать и говорить. Нужно, чтобы он сам разобрался. Роль режиссёра в том, чтобы подвести его к этому состоянию и использовать его. Иначе все будут имитировать режиссёра, а ни одному режиссёру не хватит таланта сыграть все роли.

В: Часто ли вы сталкивались со слабостями актёров во время работы над фильмом?

НР: О да, для них это катарсический опыт, и они обычно становятся сильнее, осознают свои ограничения.

В: Вернер Херцог в «Стеклянном сердце» гипнотизировал своих актёров, и это усиляет иерархию.

НР: Загипнотизировать актёра означает говорить ему, когда проснуться, когда идти налево или направо, или вниз по лестнице. Нужно, чтобы актёр делал свой вклад в создание фильма. Нужно верить в его непосредственность, запустить её. Помочь ему прийти к этой точке.

 

Николай Рэй и Джеймс Дин на съемках фильма «Бунтарь без причины»

● ● ●

Через тридцать лет после «Бунтаря» главным подростковым кино станут комедии Джона Хьюза. Звезда этих картин Молли Рингвальд написала о Хьюзе и культовом подростковом фильме «Клуб „Завтрак“» в The New Yorker. В публикации она говорит о том, что «Клуб», казавшийся невероятно чутким тогда, по нынешним меркам — не очень-то правильное кино по отношению и к подросткам, и к девушкам в особенности. На эти мысли ее натолкнула дочь, увидевшая, как маму на экране трогают в неприличном месте — убеждения в том, что это чужие неприличные места и монтаж, не сработали.

 

Джон Хьюз и Молли Рингвальд.

 

● ● ●

Замечательное издательство Rosebud сделало шаг в сторону от киноведческих текстов: в апреле вышла книга «Исчезающий слон» о великих иллюзионистах XIX и XX веков. Это такой «Престиж», но по мотивам биографий и других исследований — верить автору на слово не стоит, потому что он и сам мастак на иллюзии. С другой стороны, выбирать рассказчика не приходится. Ознакомиться с фрагментом этого ценного издания предлагает «Кинопоиск».

«„Призрак Пеппера“ был первым опытом наложения двух изображений при помощи грамотного сочетания освещенных предметов и темных зон. В „печи“ все было покрыто черным бархатом, что исключало нежелательные отражения. Появляясь на фоне живого человека или предметов на сцене, призрак выглядел прозрачным. Но, отражаясь на фоне темного участка, он казался более плотным.

Тот же принцип в 1870-е годы применялся к фотографическим пластинам. Если одну и ту же пластину экспонировать дважды, можно было добиться появления „духов“ рядом с портретами живых людей. Как и в случае с „Призраком Пеппера“, модели для этих фотографических призраков были окружены темнотой, а степень их прозрачности определялась грамотным подбором фона.

Мельес перенес этот принцип на кинопленку: при помощи двойного экспонирования одного и того же рулона он мог накладывать одно изображение на другое. Например, в одной из знаменитых лент Мельеса на столе появляется его отрубленная голова. Чтобы достичь этого эффекта, он сначала снял сцену с пустым столом, специально поставив его перед затемненной нишей. Затем оделся от шеи до пят в черный бархат, встал напротив черного фона — почти полностью исчезнув, кроме головы, и совместил два изображения так, чтобы голова оказалась на поверхности стола. На фоне черной ниши голова казалась совершенно осязаемой, безо всякой призрачной прозрачности».

 

● ● ●

Для тех, кто берется — или никак не возьмется — снимать перечень советов от Даррена Аронофски. Перевод вышел несколько неаккуратный, но сайт предлагает ссылку на оригинал.

 

● ● ●

Есть и более деятельный способ взяться за дело. В июне пройдет шестидневный Кампус «Юность» для молодых режиссеров Верхнего Поволжья. 20 начинающих кинематографистов отправятся в оплачиваемое путешествие, примут участие в мастер-классах и будут снимать. Подать заявку можно здесь до 10 мая.

 

● ● ●

По весне любовное настроение охватывает даже Дэвида Бордуэлла — в блоге он опубликовал проникновенный текст о «Чунгкингском экспрессе» Вонга Кар-Вая. Тут есть формальный повод, фильм добрался до переиздания в серии Criterion и вышел на американском стриминге Filmstruck, для которого Бордуэлл подготовил киноведческий комментарий о картине — если у вас есть VPN, стоит посмотреть, первые дни это бесплатно.

«Чунгкингский экспресс» был сделан в промежутке между съемками «Праха времен» и доказал, что Вонг вполне способен снять кино по-быстрому. Оператором на первой из историй был Эндрю Лау, но он ушел делать собственный фильм, и тогда ему на смену пришел Крис Дойл. Оба хорошо используют этот вольный стиль со «свободной камерой», который сегодня встречается повсеместно. Часто я нахожу его досаждающим, но здесь атмосфера, актеры и сама суть города берут надо мной верх.

 

Чунгкингский экспресс

 

● ● ●

Говард Шор рассказывает о своих незабываемых оркестровках для фильмов Кроненберга, Скорсезе и трилогии «Властелин колец».

«Первый фильм, который я сделал с Мартином Скорсезе — „После работы“, и это полностью электронная музыка: мы не использовали ни единого микрофона. Наши отношения продолжились на фильме „Банды Нью-Йорка“, а там уже последовала серия работ: „Авиатор“, „Отступники“ и вплоть до „Хранителя времени“. Он не только блестящий режиссер, но и блестящий историк, и огромная радость работать с ним и великим монтажером Тельмой Шунмейкер. Связь между мной и Мартином всегда проходила через музыку, думаю, это ключ к нашим отношениям. На раннем этапе в своей карьере я сосредоточился на электронной музыке, с которой впервые начал экспериментировать в 1960-е. К 1970-м технология развилась до той степени, что для меня стало возможным использовать электронику для сочинительства».

 

● ● ●

Кантемир Балагов — в Film Comment: продолжительный разговор касается неточного перевода названия, Дарьи Жовнер и источников вдохновения.

«Есть какие-то конкретные фильмы или режиссеры, вдохновившие на „Тесноту“?

„Розетта“ братьев Дарденн. „Мушетт“ Брессона. Это первые фильмы, в которых я был заворожен женскими персонажами, и я считал, что да, вот это герои нашего времени. А затем уже „Рассекая волны“ Ларса фон Триера. Вот фильмы, в которых встречаются одни из самых сильных женских персонажей. Еще фильм „Озеро“ Филиппа Гранрийе, который тоже стал источником вдохновения».

 

● ● ●

Видеосюжеты недели.

 

 

Пол Томас Андерсон рассказывает о работе с камерой на «Призрачной нити».

 

● ● ●

 

 

Небольшое эссе о Дэвиде Линче.

 

● ● ●

The New York Times предлагает сомнительное удовольствие разобрать вместе с режиссером сцену из новой комедии «Вишенки».

 

● ● ●

Fandor о месте смерти в фильмах Линн Рэмси, ее «Тебя никогда здесь не было» еще можно застать в кино.

Bergman
Face
Beat
Чапаев
Библио
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБиблиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2018 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»