18+
// Хроника

Сеанс-дайджест №8

Что смотреть и о чем читать в середине февраля. Уже восьмой дайджест «Сеанса»: Куглер как Спилберг, ожидание Ван Дормеля и лучшие фильмы 2019 года.

Пошел-поехал Берлинский кинофестиваль, и это событие, конечно, напрашивалось в отдельный дайджест. Мы подсуетились: все берлинское собирается в отдельный сюжет. Там не только два гида, но уже и рецензии на Уэса Андерсона и братьев Зеллнер. Еще больше про фестиваль — в нашем телеграм-канале, на который непременно стоит подписаться.

А сегодня в Берлине — премьера фильма «Довлатов» Алексея Германа-младшего. С режиссером для Republic поговорил Егор Сенников. Это очередной эпизод из серии «больших разговоров» о духе времени, из которой не стоит пропускать ничего. Герман-младший о том, что его захватило в фигуре Довлатова:

«Сложно удивляться, когда ты уже знаешь судьбу. Можно удивляться поведению. Вот этой упертости в том, чтобы оставаться собой. Я не знаю, хватило ли бы у меня сил на такое или нет. Он же мог заниматься другими вещами — писать детские книжки, детские сценарии, переводами, мультфильмами. Был бы нормальным членом Союза писателей, получил бы кооперативную квартиру лет через десять, дачу — и все нормально было бы. Но он не хотел — писал, переписывал, заморачивался. Хватило бы у меня сил вот так работать и жить на одних макаронах с тушенкой — не знаю. Хватило бы у меня сил приехать в совершенно новый мир — он же ведь примерно в моем возрасте уехал — и начать там новую жизнь, не знаю. Понятно, что в Нью-Йорке было много своих, но все-таки — и газету новую сделать, и то, и это».

 

 

● ● ●

На tvkinoradio интересный материал: отечественные режиссеры и продюсеры жалуются. По просьбе сайта 10 кинематографистов рассказывают о дурной непредсказуемости съемочного процесса — природные катаклизмы, смерть актера, внезапная реставрация заявленных декораций. Рассказывает Владимир Кудряшов:

«Что делать, если съемочный период истекает, а запланированный материал не снят? Первое, что приходит в голову членам российской съемочной группы — это использовать «волшебный» запас специальных слов, которые имеются в русском языке. Второй режиссер, исполнительный продюсер, иногда — администратор, все начинают подгонять группу, подбадривать ее, то есть ругаться на чем свет стоит. Иногда это приносит просто волшебные результаты. Появляется бодрость, люди, которые только что еле ноги передвигали, вдруг начинают бегать, суетиться. И удается снять все, что запланировано».

Пожалуй, не будет повода лучше, чтобы вспомнить о недавней короткометражке «Время жить, время умирать» с Гошей Куценко.

 

 

● ● ●

Перед «Оскарами» в центре внимания неизменно оказываются продюсеры. Теперь эта традиция приобрела и характер самоочищения: условные «порядочные» рассказывают о том, как сохранять порядочность, и о тех, кого в этом году не жалуют. Таким получился круглый стол Hollywood Reporter с Джаддом Апатоу, Сетом Рогеном, Эми Паскаль, Ридли Скоттом и другими.

 

● ● ●

Собственно, о кино продюсеры говорят в журнале Filmmaker: здесь выборка состоит из менее сытых фигур. Говорят Крис Олсон, продюсер «Девиц» (читайте нашу берлинскую рецензию), Шарлотта Кук («Наш новый президент» Максима Поздоровкина) и даже внезапный Элайджа Вуд, который сначала сыграл с Николасом Кейджем в «Доверии», а затем спродюсировал с ним же хоррор «Мэнди»:

«Вызвать интерес Николаса Кейджа можно в результате особого, органичного и гладкого процесса. Пока мы с Ником работали на “Доверии”, мы часто что-то обсуждали и рекомендовали друг другу. Я был польщен тем, что он знает про [студию Вуда — примеч. ред.] Spectrevision и о нашей работе в жанре, и я как-то упомянул, что мы продюсируем следующий проект Паноса Косматоса, и порекомендовал ему “По ту сторону черной радуги”. Она его тронула, он прочитал сценарий “Мэнди”, и в итоге они с Паносом сели обсуждать фильм: дорога к съемкам сразу стала ясной».

 

● ● ●

Кейдж всегда кстати: вспоминаем текст Андрея Карташова «Блюз шамана» для «Сеанса» — у этого портрета долгая жизнь, и на неделе в обновленной редакции он появился на сайте Mubi на английском языке.

«Кейдж — жрец американской мифологии. Шаманы при инициации обычно принимают себе новое имя, и он поступил так же в начале актёрской карьеры, отказавшись от славной фамилии Коппола в пользу англосаксонского псевдонима, взятого у супергероя из комиксов Marvel. В начале карьеры он, готовясь к ролям, вызывал духов прошлого: перед кастингом “Изгоев” (1983) дяди Фрэнсиса Кейдж заперся в своей комнате и две недели просто сидел в ней, глядя на портрет настоящего мифического чудовища Чарльза Бронсона (в результате роль получил Мэтт Диллон, а Кейджу пришлось удовольствоваться появлением на втором плане в “Бойцовой рыбке” (1983)). В ещё одном фильме дяди Фрэнсиса, ретро-комедии “Пегги Сью вышла замуж” (1986), Кейдж успешно эмулирует кумира своего детства Джеймса Дина, хотя и в формате пародии: носит огромный чуб, хнычет и гундосит».

 

 

● ● ●

Всю неделю чествуют Райана Куглера; сейчас на экраны вышел поставленный им комикс «Черная пантера» с Чедвиком Боузменом. Казалось бы, очередной Marvel, и на этом всё, но нет: Куглер собрал ансамбль, где 9 актеров из 10 — черные, саундтрек подготовил Кендрик Ламар, и фильм сам собою обернулся репутационным сиквелом прошлогоднего «Прочь», следующей важной вехой в период движения black lives matter. Консолидировать мнения о Куглере пытается Эрик Кон из IndieWire. Текст озаглавлен просто: «Райан Куглер это новый Стивен Спилберг».

«“Для меня всё это — довольно странное путешествие, чувак”, — говорит Куглер, сидя в тихом отеле посреди плотного графика по продвижению [своего фильма “Черная пантера” — примеч. ред.]. Во время живого общения Куглер склонен говорить медленными, обдуманными предложениями, которые перемежаются длительными паузами, взятыми на размышление. “Забавно, я вроде бы понимаю, что мои корни в независимом кино, но ведь на деле у меня нет корней, понимаешь? Каждый фильм — сам по себе, поэтому я не застыл в какой-то определенной манере”».

 

● ● ●

Челки в сторону: Variety поговорил с Джони Гринвудом, который вот уже в четвертый раз (Гринвуд бы поправил: в пятый) делает фильм Пола Томаса Андерсона лучше. За «Призрачную нить» Гринвуда номинировали на «Оскар», и пора бы уже вручить.

«Для музыки к этому фильму, я садился за пианино и играл некоторые предлагаемые темы. Они и стали основой, от которой он [Пол Томас Андерсон — примеч. ред.] отталкивался, запрашивал вариации подлиннее, покороче, побыстрее. Некоторые мотивы писались под конкретные сцены, другие были набросками к персонажам или истории. Музыка в фильме звучит около полутора часов. Когда я сказал об этом дирижеру Роберту Зиглеру, он ответил: «Да это же не саундтрек, это мюзикл!».

 

Пол Томас Андерсон и Джонни Гринвуд. Фотография Шин Катан

 

● ● ●

На Ioncinema представляют 50 американских независимых проектов, которые должны (или, точнее, должны бы) выйти в 2019 году. Здесь много спекулятивного: вот, например, у Джармуша окно между фильмами составляет 3-4 года, а значит уже пора ждать следующую картину, да и Суинтон сказала, что еще поработает с режиссером, а кто ж ей откажет.

 

● ● ●

Для тех, кто пока живет в 2018-м, сразу в семи городах на следующей неделе — одновременная ретроспектива фильмов бельгийца Жако Ван Дормеля («Господин Никто»). Мы писали о ней: три показа в кинотеатрах КАРО, в Москве и Петербурге фильмы представит сам режиссер. А в пятницу, 23 февраля, состоится встреча с Ван Дормелем в петербургском «Порядке слов», где вход традиционно свободный. Только и всего, что нужно успеть занять место.

К этому событию всерьез подошли в «Коммерсанте»: Денис Рузаев лаконично описал лаконичную же фильмографию Ван Дормеля.

«За те два года, что прошли с выхода последнего фильма Жако Ван Дормаля в российский прокат, обаятельно кощунственный, ернический пафос “Новейшего завета” не стал в этих широтах менее актуальным — а в свете недавнего запрета “Смерти Сталина” выглядит, пожалуй, даже провокационнее. Кинематограф Ван Дормаля, режиссера, регулярно подвергающегося критике за плоскость шуток и неизбывную сентиментальность, впрочем, заслуживает некоторого переосмысления и вне специфического отечественного контекста. Более того, кажется, чем яростнее современный мир подвергает переоценке те ценности и иерархии, на которых он и был построен, тем актуальнее и свежее выглядит скромный — всего-то четыре фильма за четверть века — корпус работ бельгийца».

 

● ● ●

Что касается домашних показов — иными словами, извечного вопроса «что посмотреть», — за этим всегда можно зайти в блог Джонатана Розенбаума. На днях он опубликовал дюжину фильмов из числа тех, что вошли в совместный сборник «1001 фильм, который следует посмотреть, пока вы не померли» — и это уже четвертая по счету дюжина. Внутри аннотировано поминаются «Убийство китайского букмекера», «Тэцуо, железный человек», «Конокрад», «Приключения в Палм-Бич». Вот несколько хороших слов о фильм Стерджеса:

«Следует добавить, что неосведомленность играет важную роль в концепции комедии Стерджеса, задействуя доверчивость как зрителя, так и самих персонажей: безрассудное вступление, которое затем получает развитие в финальной пантомиме, являет собой прекрасный пример “выдать” сюжетный сюрприз задолго до того, как публика ухватит, что к чему. Лучше всего это подметил критик Джеймс Харви: “Когда в этом фильме реальность становится проблемой — как, например, по пути к Пенсильванскому вокзалу — ее просто отменяют”».

 

Сцена из «Приключения в Палм-Бич»

 

● ● ●

Напоследок — небольшая подборка видео.

Fandor за шесть минут разбирается с камерой у Альфонсо Куарона (почему-то оператор Любецки обозначен не сразу) в «Дитя человеческом» и «Гравитации», что само по себе любопытно, учитывая длительность планов в этих картинах.

 

● ● ●

Луис Азеведо от Mubi рассказывает о взаимоотношениях (довольно прямолинейных) Иствуда с насилием. Тоже шесть минут.

 

 

● ● ●

Если у вас имеется VPN, настраивайтесь на Францию или Англию и смотрите передачу Arte о чехословацком кино. Говорят о Формане, доходят до мастерской Шванкмайера. Есть субтитры на английском. 26 минут.

 

● ● ●

На Cineticle продолжается командное исследование ландшафтов видеоэссе, теперь крупным планом Патрик Китинг с эссе о «Мотивах движения и современности»:

Шоки и потоки (shocks and flows) — вот два преобладающих типа восприятия не только для кинематографа или видео, но и для современного мира в целом. Прохожий, выброшенный на улицу мегаполиса, одновременно переживает город как масштабный бардак и как систематизированный механизм. Китинг, взяв за отправную точку эти идеи Тома Ганнинга, разбирает их на примере пары мотивчиков, что с настойчивостью повторялись в американском и европейском кино конца 1920-х годов.

Bergman
Face
Beat
Чапаев
Библио
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБиблиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2018 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»