18+
6 АВГУСТА, 2013 // Портрет

Парень с «Района»

На этой неделе в прокат выходит «Элизиум» Нила Бломкампа. О бывшем специалисте по визуальным эффектам, прославившемся своим «Районом № 9», рассказывает Евгений Ткачев.

Нилу Бломкампу от природы дан дар эмпатии.

Ещё до «Района № 9» (District 9) у него была крайне трогательная и нежная короткометражка под названием «Жестянка» (Tempbot) — не то чтобы новый сюжет интеграции робота в человеческую среду, в данном случае путём офисной социализации: на работе у антропоморфной жестянки даже есть свой рабочий стол с компьютером, но он огорожен панелями, видимо, чтобы не смущать людей. У Бломкампа эта история превращается в кэмероновскую притчу про машину, которая учится чувствовать и любить не хуже теплокровных разумных существ.

Не случайно, среди своих любимых фильмов и режиссёров Бломкамп называет «Чужого» Ридли Скотта и «Чужих» Джеймса Кэмерона. Конфликты «своих» и «чужих», богатых и бедных, а также проблемы столкновения культур и расовой нетерпимости, кажется, занимают его большого всего на свете. Очевидно, причиной тому юношеское потрясение, которое Бломкамп испытал в 18 лет, эмигрировав из Южно-Африканской Республики в Канаду.

Нил Бломкамп родился в Йоханнесбурге, ЮАР, в 1979 году. Страна тогда жила в условиях апартеида. Родители режиссёра развелись, когда он был ещё совсем ребёнком, но вскоре его мать снова вышла замуж. В 1994 году, когда апартеид был ликвидирован, а выпущенного на свободу Нельсона Манделу избрали президентом, родной город Бломкампа все еще оставался горячим местом (как утверждают экспаты — в Йоханнесбурге до сих пор крайне опасно). И хотя сам режиссёр с насилием напрямую не столкнулся, воспоминания о тех временах, похоже, остались с ним навсегда.

Если присмотреться, в роботе из «Жестянки» есть что-то от инопланетян из другой короткометражки Бломкампа — «Выжить в Йобурге» (Alive in Joburg). Притесняемые людьми моллюски, которые визуально несколько отличаются от тех, что мы увидим в «Районе», также пытаются интегрироваться в чужую для себя среду, а человеческие комментаторы объясняют на камеру, почему их все ненавидят.

Ещё до «Жестянки» и «Выжить в Йобурге», в более ранних короткометражках — Tetra Vaal и «Желтый наркоцвет» (Adicolor Yellow) — Бломкамп сформулировал правила того языка, которым будет рассказан «Район № 9». В ролике Tetra Vaal, рассказывающей про робота-полицейского, футуристические гаджеты соединились с документальной подачей материала. При этом, само действие, судя по всему, разворачивается в Южной Африке. «Жёлтый наркоцвет» также сделан в жанре брутального телерепортажа. На этой картине, кстати, Бломкамп впервые поработал вместе со своей подругой Тэрри Татчелл. Позже она станет соавтором сценария к «Району» (именно благодаря ей в картине, например, появится такой немаловажный персонаж как детёныш моллюска) и ещё находящейся в разработке фантастической комедии про нелепого робота «Чаппи» (Chappie).

Tetra Vaal сформулирует правила и для вирусных роликов (сам Бломкамп, правда, к этому viral video отношения не имеет), которыми будут рекламировать «Район № 9» — микробюджетный, как и «Монстро», блокбастер южноафриканца.

Фильм про инопланетян-моллюсков обошёлся его создателям всего в $30 млн (и семь раз окупил себя). При этом изначально Бломкамп должен был снимать совсем другое кино — экранизацию видеоигры HALO. Однако на стадии разработки случилась нелепая история: компания Microsoft не совсем поняла, по каким принципам работает Голливуд, и проект был заморожен. В результате ангажировавший на съёмки HALO Бломкампа Питер Джексон даст молодому дарованию карт-бланш в лице «Района № 9».

И Бломкамп не подведет.

Помимо многих очевидных достоинств картины, у неё превосходный подбор актёров. А стопроцентная кастинговая удача «Района» — это Шарлто Копли, друг юности Бломкампа, у которого в своё время режиссёр начинал работать художником-аниматором в компании Deadtime. Сам Копли, игравший до этого разве что в школьных постановках и небольших фильмах (таких как «Выжить в Йобурге»), на большом экране появился впервые. Но его дебют в «Районе» оказался настолько убедительным, что сейчас Шарлто завсегдатай в Голливуде: он засветился в боевике «Команда «А»», фантастике «Европа» и в голливудском ремейке «Олдбоя». Появится он и в «Элизиуме» — кажется, в небольшой отрицательной роли. Роль главного антагониста в картине, кстати, тоже должен был исполнить мужчина, но однажды Бломкампу приснилось, что если это будет женщина, то будет намного интереснее. Так в проекте появилась Джоди Фостер.

Помимо артистов-звезд, Бломкамп сумел заполучить звезду-художника и ангажировать Сида Мида, чьи футуристические работы (Мид отвечал за облик будущего в «Бегущем по лезвию бритвы» и «Чужом») оказали на режиссёра очень сильное влияние. Последнее время классик футуристического дизайна редко работает в кино, но ему пришелся по душе «Район № 9». И понятно почему. «Район» интереснее многих других мокьюментари-фильмов тем, что данный художественный приём здесь не просто формальный изыск. Это естественное продолжение содержания фильма, его сути. Ну и забавно, что всех пришельцев в фильме играет один и тот же человек — актёр Джейсон Коуп, явный конкурент Энди Сёркису.

Сегодня Бломкампа можно сравнить с Джоном Карпентером, человеком, который когда-то делал лучшую социальную фантастику на свете. Как и Карпентера, Бломкампа волнует, куда катится этот мир, можно ли его спасти, найдется ли в нем место человеку? И как ему придется измениться?

Метаморфозы человеческого в постчеловеческое занимают Бломкампа не менее, чем прямые социальные метафоры. В творчестве южноафриканского режиссёра можно найти отголоски Дэвида Кроненберга. «Район», по крайней мере, хорошо рифмуется с «Мухой». Впрочем, возможно, аллюзии и не имеют особого права на жизнь, ведь на момент съемок «Района» Бломкамп по его собственным словам даже Франца Кафку не читал. Ему и без культурной памяти удается добиваться эмпатии как от зрителей, так и от героев. В «Районе № 9» крайне неприятный и трусливый африкaан-бюрократ превращается в бесстрашного защитника моллюсков с грустными глазами.

В меньшей степени сердце сжимается при взгляде на бритого налысо и накаченного Мэтта Дэймона в антиутопической фантазии «Элизиум», где миром правит не расовая, но сословная сегрегация: бедняки сводят концы с концами на умирающей Земле, а элита общества в благоденствии живёт в зависшей над планетой орбитальной станции.

Герой Дэймона — безумный Макс — пытается пробраться туда, чтобы спасти свою жизнь. Но, как и офицера Рокатански, его поджидает масса трудностей на пути. Так что, на вот, дружок, держи ствол…

Бюджет «Элизиума» больше «Района № 9» почти в четыре раза, но это вряд ли кардинально меняет подход Бломкампа. Тот же «Район» до сих пор не выглядит устаревшим с технологической точки зрения. Не в технологиях дело.

Русская симфония
3D
3D
Полночь в Париже
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБибилиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2016 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»