18+
17 ДЕКАБРЯ, 2016 // Эссе

Помнить Юфита. Еще бы

Виктор Мазин и Олеся Туркина о Юфите, смерти, памяти, времени. Прощание с Евгением Юфитом пройдет 18 декабря в 12.00 на студии «Лендок», похороны — в 15.00 на Смоленском кладбище.

Memnto mori. Помнить. Помнить Юфита. Помнить о смерти.

Помнить о том, что Юфиту удалось сделать то, что мало кому удается — создать важнейшее направление в искусстве, включающее и последователей, и архив памяти. Помнить его кинофильмы, фотографии, живопись — то, что составляет память культуры.

Помнить человека Юфита с его осмысленным молчанием, скромной улыбкой, черным юмором и собирающей адептов вокруг себя деятельной бодростью. Его memnto mori — его искусство. Его искусство — путешествие Одиссея, которое неизбежно приводило в особое некропространство, на территорию между жизнью и смертью, туда, где наука сливается с природой и места не остается никакому субъекту, кроме немертвого. Юфиту, с его, казалось бы, отшельнической жизнью, симптомы и болевые точки сегодняшней кипучей деятельности были заметны, как никому. И в этом отношении он был художником более чем современным. Некрореализм — реализм смерти, символизация смерти при жизни. Memento mori.

Юфит создал некрореализм в тот исторический момент, когда искусство буквально вырвалось на свободу, и он ушел, когда этот период истории окончательно закрылся. Юфиту удалось осуществить в искусстве революцию — пересмотреть одно из оснований любой идеологии — отношение к смерти. Он подхватил призыв Федорова по крупицам собрать предков для воскрешения их из космической пыли. Юфит собирал праотцов из искусства 1920-х и из утопических надежд 1960-х, чтобы воскресить сам дух киноаванграда. Он ушел из жизни в тот момент, когда авангард оказался никому не нужен. Это — его выход. Это — наша память.

Это не Юфит умер. Это время умерло.

Помнить Юфита в «Лесорубе».

Помнить Юфита с его движением поперек всем эпохам, с его устремленностью к самым простым и самым выразительным средствам. В его последних фотографиях жуткое окончательно возносится к своей противоположности — возвышенному. Последние серии остаются без названия. Смерть — обозначение того, чему нет имени.

Cмерть не служит никому уроком. Разве что поводом масс-медиа на мгновение возбудиться. До смерти следующего. Некрофилию масс-медиа и творчество некрореализма не нужно путать. Искусство жить существует только вместе с искусством умирать. Забыли о первой половине, о жизни? Спросите Юфита. Помнить Юфита — помнить Дзигу Вертова, Фрица Ланга, Фридриха Вильгельма Мурнау, Жермену Дюлак, Андрея Тарковского… — его современников. Memento mori.

Фотография без объектива, живопись без цвета, кино без бюджета. Его кино, его фотография, его живопись — ценнейшая часть архива современного авангарда. Остались сценарии неснятых фильмов, на которые не дали денег. Искусство опасно, фильмы мы увидим в своих снах. Но никогда не посмотрим «Городомлю» — несделанный Юфитом фильм про Марс и космические эксперименты 1960-х, которые он собирался снимать на своем любимом озере. Он жил ради кино, хотел его создавать, но желание его и время разошлись.

Кэмп
Триер
Линч
Олли Мяки
Аустерлиц
TIFF
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБибилиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2016 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»