18+
// Блог

Анна Гудкова: «Вскрытие покажет»

Первого февраля фестиваль «Кинотавр» начал отбор проектов для участия в продюсерском питчинге. О том, как его проведение может повлиять на отечественный кинопроцесс, «Сеанс» поговорил с куратором мероприятия Анной Гудковой.

— Что такое питчинг на «Кинотавре»?

— Среди людей, приезжающих на «Кинотавр», есть все, кто принимает решения в российской киноиндустрии. Во время питчинга независимые продюсеры, которым не хватает денег для укомплектования бюджета, на досъёмки или на дистрибьюцию, проводят презентации проектов, говорят, что им нужно, и пытаются найти финансирование. За ограниченное время продюсер должен озвучить синопсис, рассказать про актёрский состав и географию съёмок. Также назначается жюри, которое поддерживает дискуссию и выбирает условного победителя. Продюсерский питчинг на «Кинотавре» прошёл два раза — в 2007-м и 2008-м. Сейчас будет третий.

— И каковы конкретные результаты проведения подобных презентаций?

— Чтобы газон был ровный и хорошо рос, его нужно стричь триста лет. Но и за истекшие три года из четырнадцати проектов, которые были у нас представлены, — каждый второй снят. Например, фильм «Я» режиссёра Игоря Волошина, «Четыре возраста любви» продюсера Натальи Мокрицкой и режиссёра Сергея Мокрицкого, заканчивается производство «Слона» режиссёра-дебютанта Владимира Карабанова и продюсера Елены Гликман. Другое достижение, которым я горжусь, — всегда прекрасные проекты Романа Борисевича. Фильмы «Сумасшедшая помощь» Бориса Хлебникова и «Как я провёл этим летом» Алексея Попогребского были впервые представлены публично именно на питчингах «Кинотавра». Но эффект от питчингов не всегда прямой, по крайней мере, сейчас, и его трудно оценивать количеством подписанных договоров. Когда к тебе после презентации подходит пятьдесят пять человек, три из них, так или иначе, становятся твоими партнёрами. Как рассказывает сам Роман Борисевич, после презентации «Сумасшедшей помощи» к нему косяком потянулись режиссёры, потому что увидели уникального в России продюсера, который занимается чистым искусством.

— Находились ли зарубежные инвесторы?

— Когда в 2007-м Ульяна Савельева и Наталья Мокрицкая представляли «Четыре возраста любви», они нашли немецких партнёров. Прямым результатом первого российского продюсерского питчинга стал выезд десяти русских продюсеров в Версаль на ежегодные встречи Франко-немецкой киноакадемии, куда до тех пор никогда не ступала нога российского кинематографиста. Дорогу во Францию нам, как обычно, проложил Жоэль Шапрон, ответственный за съезд кинематографистов в Версале в 2007-м году. Туда я привозила десять продюсеров с проектами, ориентированными исключительно на копродукцию. Армен Дишдишян представил фильм по сценарию Юрия Арабова «Унгерн» режиссёра Александра Прошкина. Ольга Васильева — проект студии Павла Лунгина «Красный арсенал». В итоге случилось довольно много переговоров, знакомств и контрактов.

— Кроме того, что на подобных ярмарках проектов можно показать себя и посмотреть других, что ещё может поменять их проведение?

— Что важно для меня — это возможность изменить механизм закрытых и безответственных переговоров и создать прозрачную и публичную схему взаимодействия независимых продюсеров и инвесторов. В России до сих пор принята «азиатская» манера ведения бизнеса. Люди договариваются обо всём за закрытыми дверями, и после ничего нельзя доказать, сказав: «Ну, вы же мне обещали…» Теперь, когда кто-то заинтересовался проектом на питчинге, — этого нельзя отыграть обратно. Это некое слово, данное прилюдно.

— Какие перспективы у питчинга в связи с новыми реформами российского кино?

— Что называется «вскрытие покажет». В 2008-м году состав жюри был практически идеален: Сергей Сельянов, Рубен Дишдишян и Игорь Толстунов. В этом году ситуация сложная. С одной стороны, из-за этой эпопеи по спасению национального кино в питчинге будут участвовать фактически все независимые продюсеры — в любом случае им придётся ходить по «мейджорам» с протянутой рукой. При этом тем, кто даёт деньги, надо что-то снимать, набирать какие-то проекты, заполнять какими-то названиями свой план. И по логике, конечно, очевидный путь — набрать независимых продюсеров и как-то с ними дальше дружить. С другой стороны, вкусы людей, у которых есть деньги, достаточно специфичны и сложны. Но всё же я по натуре неисправимый оптимист и уверена, что всё, что ни делается на питчинге — к лучшему.

Киносцена
Чапаев
Библио
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБиблиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2018 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»