18+
9 ОКТЯБРЯ, 2014 // Интервью

agnes b.: блошиный рынок, Хармони Корин и Йонас Мекас

С Аньес Б. беседует Мария Кувшинова

На Медиа Форум в Петербург приезжала agnes b. — легендарный дизайнер одежды, галерист, покровитель современного искусства и авангардного кинематографа, сопродюсер и фандрайзер фильмов Хармони Корина, Клер Дени, Оссанжа, а теперь, на восьмом десятке, еще и режиссер-дебютант, автор картины «Меня зовут Хм-м-м…» о дружбе пережившей насилие девочки и шотландского дальнобойщика, которого играет британский художник, лауреат Тернеровской премии и соавтор фильма «Зидан. Портрет XXI века» Дуглас Гордон.

Аньес Б.Аньес Б.

— Дальнобойщика у вас играет Дуглас Гордон, известных британский художник. Как он попал в ваш фильм?

— Мы с ним давно знакомы, у меня же галерея в Париже, с 1983-го года. Дуглас узнал, что я снимаю кино и умолял меня отдать ему маленькую роль. Я сказала: «Зачем маленькую? Бери большую».

— Когда возник ваш интерес к кино? Он был изначально или развивался постепенно?

— Нет, я полюбила кино не сразу. В 18 лет я вышла замуж за  Кристиана Бургуа, он был знаменитым издателем, умер несколько лет назад. Кристиан фактически дал мне кинообразование: он очень любил кино, постоянно водил меня с собой. Мы с ним смотрели по два фильма за вечер. Так сформировались мои вкусы.

— Французская культура очень яркая, узнаваемая. Ваш фильм с одной стороны похож на французское кино, с другой — не похож: очевидно, что вы впитали множество других культур. Как вы, оставаясь француженкой, стали человеком мира?

— Просто я люблю людей. Я много путешествую и цель этих поездок — максимальное количество новых знакомств, будь то Марокко или Япония. Мне кажется, человеческий контакт происходит на уровне взглядов: уже посмотрев друг на друга, можно многое узнать, даже не владея общим языком. Даже с кем-то, кто тебя не понимает и настроен агрессивно, можно установить контакт. Такое, кстати, часто бывает в путешествиях.

— Когда я смотрела фильм, то думала о том, что ваш режиссерский дебют, наверное, не мог состояться в эпоху пленочного кинематографа. Это произведение из мира дигитального кино, которое от пленочного отличается радикально.

— Да, так и есть. Понятно, во-первых, что цифровое кино дешевле, легче в производстве, а это и самому фильму придает некоторую легкость. А во-вторых, с цифровой камерой проще проникать в какие-то потаенные места, входить в интимное пространство человека, следить за мельчайшими нюансами. Все это открывает новые возможности для художественного самовыражения, хотя пространство для эксперимента было и в пленочную эпоху: так, Йонас Мекас брал маленькую камеру Bolex и делал с ней все, что хотел, в то время как большинство людей просто не осмеливалось подступиться к кинематографу. Я начинала с личных видеодневников, снимала интересные встречи, события, концерты. Мне кажется, любительская съемка концертов приучает к режиссерскому мышлению: ты должен все время прикидывать, как потом все это смонтировать не выходя за рамки одной песни.

«Меня зовут Хм-м-м…». Реж. Аньес Б., 2013«Меня зовут Хм-м-м…». Реж. Аньес Б., 2013

— В титрах «Меня зовут Хм-м-м…» упоминается Мекас — вы использовали какие-то из его кадров?

— Да. Он мой большой друг. Даже был на площадке — когда мы снимали сцену в лесу у костра.

— В двадцать лет вас пригласили стилистом в журнал Elle, потому что вы необычно одевались — сочетали дешевые вещи из Monoprix и одежду с блошиного рынка. Можно ли сказать, что в режиссуре вы придерживаетесь такого же экстравагантного эклектичного стиля?

— У меня в принципе эклектичный стиль. Я родилась, жила и живу в Версале — умею ценить величественное, грандиозное, прекрасное. Но одеваюсь часто в вещи с блошиного рынка, люблю сочетать несочетаемое. Сейчас на мне футболка с принтом: я сфотографировала граффити и заказала черную майку с этой серебристой надписью. А сегодня утром в Эрмитаже я восхищалась классическими картинами.

— Тогда, 50 лет назад, это действительно было так необычно — девушка, которая одевается на блошином рынке? Сейчас это ведь общепринятая практика.

— Конечно. Тогда так никто не делал. У меня совсем не было денег, мне было двадцать лет, я только что родила близнецов и ушла от мужа — выбора особо не было.

— Логотип agnes b. уже много лет можно видеть в фильмах самых разных режиссеров. Как вы выбираете тех, кого будете поддерживать?

— С Хармони Корином у нас сразу возникла необычная близость. Впервые мы встретились на Венецианском фестивале, лет десять назад — столкнулись в кулуарах, разговорились и поняли, как много у нас общего. С остальными происходило по-разному: Винсент Галло выставлялся у меня в галерее современного искусства в Париже, Клер Дени — моя подруга с очень давних времен, Леоса Каракса я тоже хорошо знаю.

Аньес Б. и Хармони КоринАньес Б. и Хармони Корин

— Когда Корин пришел к вам с «Трахальщиками мусорных бачков», вас не испугал сценарий?

— Сценарий я даже не читала, он мне рассказал отдельные детали — это была маленькая постановка, только он и я. Для «Отвязных каникул», конечно, уже искали американских продюсеров, это был более масштабный проект. Я думаю, именно продюсирование смелых и странных фильмов позволило мне дать себе самой разрешение на съемки собственного кино.

— У вас как у продюсера есть какая-то сформулированная миссия или вы просто помогаете друзьям?

— Конечно, у меня есть миссия, но денег-то на этом точно не заработаешь. Обожаю Джонатана Кауэтта, он снял замечательный фильм «Уходи, Рене», но понятно, что такие картины никакого дохода принести не могут. Это кино, сделанное из любви к искусству — чтобы искусство продолжало существовать.

Лопушанский
Лопушанский
Идзяк
Кесьлевский
Beat
Austerlitz
Триер
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБибилиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2016 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»