18+

Подписка на журнал «Сеанс»

15 АПРЕЛЯ, 2014 // Эссе

Прыжок во Вселенную

Асса Новикова поздравляет всех читателей «Сеанса» с прошедшим Днем космонавтики и приветствует скорейшее переселение всех пассионариев на другие небесные тела.

«Прыжок во вселенную», «Капитан первого звездолета — наш, советский!», — пестрели заголовки «Правды» в апреле 1961 года. Но о покорении космоса давно мечтали и кинематографисты. В 1935 году выходит «Космический рейс» Василия Журавлева, вошедший в историю советского кино, как первый наш фильм, посвященный путешествию человека в космос (о протазановской «Аэлите» предпочитали стыдливо помалкивать).

«Кто я? Что собой представляю в свои 19 лет? Я умею запрячь лошадь и управиться с ломовой телегой, имею право водить автомобили всех марок и трактор „Фордзон“; я видел боевые схватки и стычки; мучаясь голодом, сторожил хлебные горы; встречал самоотверженных героев и разложившихся карьеристов; научился доставать все, что надо, несмотря ни на что; умею стрелять и играть на корнет-а-пистоне, голова моя до предела набита своими и чужими житейскими историями; я исписал горы канцелярщины и писем за своих неграмотных товарищей, прочел множество книг, большей частью приключенческих или просто случайных; просмотрел сотни фильмов и 83 оперетты… Какая мне польза от этого „багажа“? Что даст он мне для той новой жизни, в какой вообще неизвестно, что меня ждет…», — так думал молодой Журавлев в поезде Ростов — Москва летом 1923 года. А по приезду поступил в Государственный техникум кинематографии. Уже тогда крепко «ушибленный» космической темой мечтал поставить большой фильм. Не выходила из головы прочитанная в юности жюльверновская «Из пушки на Луну». Картина не состоялась, зато сюжет выкупило Госкино. Поставили политический шарж — один из первых советских мультфильмов «Межпланетная революция».

«Межпланетная революция». Реж. Николаи? Ходатаев, Зенон Комиссаренко, Юрии? Меркулов, 1924«Межпланетная революция». Реж. Николаи? Ходатаев, Зенон Комиссаренко, Юрии? Меркулов, 1924

Придя работать на Мосфильм, попадает во второе художественное объединение, под руководством Сергея Эйзенштейна. И на вопрос мастера, что же он хочет ставить, решительно заявил: «Я хочу сделать «Полет на Луну»! Эйзенштейн засмеялся и дал добро. А когда был написан сценарий, встал вопрос, кого же позвать в качестве консультанта. Журавлев вспомнил недавнюю хронику: «Есть такой старичок в Калуге, он этим занимается. И написал письмо, наугад, не зная адреса: «Калуга, Циолковскому». Циолковский с радостью откликнулся: «Приезжайте. Только приходите не раньше десяти часов и захватите с собой тряпичную куклу». А при встрече приветствовал опешивших энтузиастов: «А, так вы на Луну собрались?» Сохранилась фотография одной из этих встреч: Виктор Шкловский, Василий Журавлев, Вера Кузнецова (стенографистка), Лев Инденбом (директор картины) и Константин Циолковский.

Виктор Шкловский, Василии? Журавлев, Вера Кузнецова, Лев Инденбом и Константин ЦиолковскийВиктор Шкловский, Василии? Журавлев, Вера Кузнецова, Лев Инденбом и Константин Циолковский

«Циолковского не то, что не знали, его знали и презирали, — вспоминал потом встречу с ним Виктор Шкловский. — Не замечали и замалчивали. Смеялись. Циолковский жил капустным полем, которое он сам обрабатывал. Во всей тихой Калуге у него был один друг, товарищ — это был аптекарь. Тоже тихий человек. <…> Циолковский сказал тихим голосом: — У Вас большой лоб. Вы должны разговаривать с ангелами. — Нет, — сказал я. ??Циолковский ответил:??— А я каждый день.??Может быть, я ему показался ангелом-спасителем. Сын его застрелился от голода».

Циолковский твердо верил, что полеты в космос рано или поздно станут возможны: «Когда я в первый раз вышел из звездолета на Луну на мне был скафандр. Я сделал легкий прыжок вперед и улетел на несколько метров…». Наконец появилась возможность воплотить свои замыслы в жизнь! Хотя бы на экране. Он скрупулезно работал, сделал 30 чертежей ракетоплана («Вздорную фильму не хотелось бы ставить»), демонстрировал при помощи куклы принципы движения человека на Луне. Рисунки, созданные Циолковским в процессе подготовке к фильму, позднее были объединены в «Альбом космических путешествий». Ставил непременные условия, каким должен быть космос в картине: мир без тяжести, передвижение людей на Луне «воробьиными» прыжками и черное небо космоса с ярко горящими немигающими звездами. Чтобы построить такое небо в студии устроили огромную раму, 20 на 20 метров, затянутую черным бархатом, на которой смонтировали две с лишним тысячи ламп разной мощности. Создали даже невесомость, по одной убирая из кадра слишком заметные струны, так что под конец артисты парили в кадре всего на трех рояльных струнах.

Некоторые предсказания Циолковского скоро станут явью. Будет широко использоваться радио, и полетят в космос животные, космонавты вернутся домой на парашютах, — это все сбудется. Сбудется эйфория вернувшихся. Ничего этого уже не увидит ученый, не доживший четыре месяца до премьеры фильма. Увидят другие. «В долгих трудах я доказываю, что души хотя и нет, но жизнь непрерывна, счастлива, могущественна, никогда не прекращалась и никогда не прекратится».

Библио
Skyeng
Чапаев
3D
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБибилиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2016 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»