18+
20 АВГУСТА, 2013 // Эссе

Невозможные миры: Будем как Бендер

Иван Давыдов продолжает погружаться в мир так называемой «плохой» анимации. Сегодня на повестке дня далекое трансгуманистическое будущее «Футурамы» и ее главный герой — робот.

Тут все сложно. Непонятно, с чего начинать. Как объяснить читателю намерения автора. Наглый, ничем не оправданный порыв. Я ведь отлично осознаю, кто я, и кто Мэт Гроунинг. Гроуниг придумал «Симпсонов», последний эпос западного человека. И еще — «Футураму», тоже эпос, тоже последний, но про западного человека будущего.

Кто-то там сказал, что не понимает величия «Симпсонов» и не видел «Футурамы»? Знаете что, мужчина? Ступайте к ближайшей будке самоубийств и бросьте четвертак в отверстие для монет. Остальное умная машина сделает сама. Ах, черт. Мы все еще в прошлом, будки самоубийств не изобретены. Ну тогда просто уйдите куда-нибудь и не печальте просветленных.

Что ж. Остаемся понемногу, так сказать, одни свои, как по сходному поводу заметил не видевший «Футурамы» поэт Чичибабин. Теперь, поскольку остались люди понимающие, мне будет проще. Я хочу поговорить о Бендере. Но не о Бендере вообще. На такое даже у меня самоуверенности не хватит. Я хочу обратить внимание уважаемой публики всего лишь на один аспект, связанный с жизнью и деятельностью этого выдающегося робота. Вернее, вот что. Гроунинг, мне кажется, как гению и положено, рассказал нам не только о Бендере, но еще и о каждом из нас. Намекнул на одну из главных тайн человеческого бытия. А впрочем, довольно предисловий.

Робот Бендер работает на алкоголе, как известно. Интересы имеет довольно нехитрые: алкоголь, собственно, разврат, воровство, а также уклонение под любыми предлогами от прямых служебных обязанностей в корпорации «Межпланетный экспресс». Робот Бендер — предельный, невообразимый эгоист. Его эгоизм настолько незамутнен, что превращает Бендера в настоящего солипсиста. Бендер искренне удивляется, когда узнает, что мир существовал до того, как его, Бендера, изготовили на мексиканской фабрике. И правда, зачем нужен мир, в котором нет Бендера?

Робот Бендер — законченный, совершенный, эталонный негодяй. И при этом Бендера все любят. И внутри нарисованного мира, и вовне. Ну, положа руку на сердце, — разве не Бендер главный герой «Футурамы»? В него влюбляются железные женщины, что не удивительно, и даже железные мужчины. Помните серию, в которой Бендер сначала, выдавая себя за женщину, выигрывает все награды на Олимпиаде для женороботов, а потом, чтобы медали у него не отняли, меняет пол? Тогда перед его обаянием не смог устоять Калькулон, робот-кинозвезда, исполнитель главной роли в сериале «Все мои болтики». А Калькулон, между прочим, — второй после Бендера эгоист из тех, что живут в четвертом тысячелетии нашей эры.

Нет, я знаю, — обаятельный негодяй тип не такой уж редкий. Но мировая литература и личный печальный опыт намекают нам, что секрет негодяйского обаяния в смешении качеств злых и добрых, пусть даже в неравной пропорции. В конце концов, чтобы не ходить далеко за примерами, — у нас есть свой собственный Бендер, Остап Ибрагимович. Тоже, если подумать, малоприятный тип, но остроумный ведь, не лишенный определенного благородства, и способный любить по-настоящему, причем не только прекрасную Зосю, но даже непутевых Кису и Паниковского.

Робот Бендер даже шутит плоско. Примитивные сексистские остроты. Исполни их кто-нибудь другой, и мы бы посмотрели на него с грустным сочувствием. А когда шутит Бендер — смеемся в голос.

Бывает еще, что негодяй завораживает величием гнусных своих замыслов. Зло умеет околдовать масштабом. Нам ли, опять же, жителям страны, над которой иногда по-доброму смеются в «Симпсонах», об этом не знать? Но у Бендера нет никаких великих замыслов. Не считать же за таковой мечту «убить всех человеков»? Тем более, что наш герой слишком ленив, чтобы попытаться.

Может быть, думаю я, Бендер привлекателен как совершенный в своем роде образец. Платон бы со мной поспорил, но я вот уверен, что совершенное зло тоже возможно. Имеется, правда, обидный нюанс. Совершенных злодеев мне встречать, по счастью не доводилось, но круглые дураки попадались. Откройте газету «Известия» да почитайте тамошних колумнистов. Вот, вроде бы, достигли люди совершенства в дурости, а восхищаться ими не получается. Вдруг со злом, с негодяйством — то же самое? Тогда моя версия летит к черту.

Но у меня есть про запас вторая. Всякий человек моего пола, особенно человек, проводящий досуг перед телевизором на диване (а значит, тонко разбирающийся в прелестях мультсериалов) любит порассуждать о своем внутреннем звере.

Вспомнить средние века или еще более давнюю эпоху сражений кроманьонцев с неандертальцами, помечтать, как ловко тот, другой, спящий внутри него зверь крушил бы палицей врагам черепа. Как брал бы силой замки и красавиц. Как оставлял бы после себя дымящиеся развалины. Сеял бы, в общем, ужас вместо разумного доброго и вечного. Просто дурацкие условности мешают.

Гроунинг вытащил монстра наружу. И выяснилось, что он — не дикий зверь, а железный человек. Не из прошлого, а из будущего, из вечного. И он — вовсе не про опьянение злом, а про банальное пьянство. Он Бендер.

Но главное — у Бендера получилось! Его все любят. И, может быть, стоит, наплевав на условности, стать тем, кто мы есть, превратиться в стадо Бендеров, и предаться незамысловатым страстям? Налей мне, детка, я — Бендер!

Слышу, слышу, как вы бормочете что-то там про уголовный кодекс, и что-то еще про то, что наши зады — не блестящие и не металлические. Прощайте неудачники. Я всегда нас ненавидел.

Я говорю — «нас», а Бендер сказал бы — «вас».

 

Читайте также:

Невозможные миры. Губка Боб, Идиот в семье

Невозможные миры. Скуби Ду или Тайна без тайны

Кэмп
Аустерлиц
Erarta
Место преступления
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБибилиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2016 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»