18+

Подписка на журнал «Сеанс»

28 ЯНВАРЯ, 2014 // Эссе

Невозможные миры: Пинки и Брейн, или Поминки по Просвещению

Иван Давыдов продолжает писать о том, что волнует каждого — мультфильмах, которые принято считать «плохими». Герои очередной колонки — лабораторные мыши с далеко идущими планами.

«Пинки и Брейн»«Пинки и Брейн»

Вот Пинки, вот и Брейн, вот Пинки, вот и Брейн, и если Брейн не гений, то Пинки туп как пень… Это русский перевод песенки из заставки к мультсериалу «Пинки и Брейн». Дальше там про то, как мыши «ополчились на людей» (главные герои — мыши, да) и задумали «весь мир поработить». Лет пять назад этот незамысловатый текст обрел неожиданно политическое движение — какой-то враг России положил на музыку видеоряд, в котором мелькают уже не мыши, а Путин В. В. и Медведев Д. А.

Кстати, у маленького Брейна в мультфильме — гигантская голова, но неизвестный автор порочащего честь и достоинство первых лиц государства ролика на Ютубе все же отвел Д. А. Медведеву роль Пинки. Перечтите процитированный выше текст и, наверное, догадаетесь, отчего так. Само видео, между прочим, до сих пор почему-то доступно. Плохо все-таки пока работают наши органы безопасности. Ленятся.

Пару слов о самом сериале. В Америке он вышел в 1995-м, до России добрался лет через восемь. Главные герои — Пинки и Брейн, лабораторные мыши, жертвы безжалостных экспериментов. Во-первых, они разговаривают, что, впрочем, для мультфильмов не особая редкость. Что мы, мышей говорящих не видали? Во-вторых, у Брейна в результате этих самых экспериментов разросся до гигантских размеров мозг, а Пинки, наоборот, предельно отупел. Брейн обозлен на людей (и его несложно понять), поэтому мечтает завоевать их мир. Пинки всегда весел и добродушен, но рад помогать другу.

Подумал, кстати, что это ведь стандартный ход мысли для злых — путать доброту с глупостью. Знаю, о чем говорю, я и сам злой. Вот и сериал про Пинки и Брейна делали, наверное, злые люди.

«Эй, Брейн, чем мы займемся сегодня вечером?» — «Тем же, чем и всегда, Пинки. Попробуем завоевать мир». Это рефрен, общий для всех серий, исчерпывающе описывающий сюжет.

В сериале — куча разнообразных цитат и тонких намеков, причем начинаются они еще в заставке, но это — для утонченных фанатов. Мы сосредоточимся на главном. Брейн, как правило, придумывает очень изощренный, безупречный план, который наверняка должен превратить людей в рабов. Но не учитывает при этом, как много в мире людей значат непредсказуемые случайности. В результате все идет не так, как задумывал завоеватель, и в конце он — снова всего лишь лабораторная мышь, часто еще и чудом спасшаяся от расправы.

Если вы вдруг не видели, перескажу одну из серий, просто чтобы обрисовать общую схему. Кажется, это первый сезон. В лапки Брейна попадает чудесная установка, уменьшающая предметы. Он ее перенастраивает так, чтобы установка, наоборот, все увеличивала. Превращает Пинки в гигантского монстра, сам наряжается храбрым воином. Расчет на то, что после победы воина над чудищем в постановочном поединке, благодарные люди провозгласят героя-спасителя царем. И все, несмотря на отдельные шероховатости, поначалу соответствует замыслу Брейна, но потом Пинки задевает прибор, и он увеличивает все в мире до такой степени, что мыши вновь оказываются в нем маленькими и слабыми существами.

На первый взгляд, перед нами сказка про мышей. Русскому человеку не привыкать. У нас это с детства в голове: дедка за репку, мышка за кошку… Или, допустим, — мышка бежала, хвостиком махнула… Но на самом деле это — прощальная открытка мыслительным стратегиям Просвещения, сто сорок тысяч раз дискредитированным, но живучим. Мир — намекает нам Пинки, сбивая хвостом пробирку, толкая не в ту сторону сверхсекретный прибор, нажимая не на ту кнопку, выкидывая в мусор главный ингредиент гипнотического зелья, — не распихаешь по таблицам. Не превратишь в список, не опишешь серией формул. Не получится сесть и посчитать, как мечтал один занудный немец. Всегда остается что-то вне описания, и не потому, что нам не хватает знаний. Просто так уж он устроен, что всегда найдет способ ускользнуть от любой попытки рационализации.

«Пинки и Брейн»«Пинки и Брейн»

А если вам кажется, что вот, все получилось, вы с миром разобрались, он понятен, и надо только протянуть руку, чтобы овладеть им, — рядом обязательно найдется дурак, который внесет существенные коррективы в ваши планы. Он же — Случай. Он же — Пинки. И снова в клетку лабораторной мышью, страдать от собственного ничтожества и клясть судьбу. До следующего вечера как минимум.

И еще, разумеется, как всякая история о Плане, «Пинки и Брейн» — обидный привет конспирологам. Кто такой конспиролог? Брейн наоборот, разгадывающий чужие планы по завоеванию мира вместо того, чтобы сочинить свой. Такое же, в общем, нелепое, злобное, печальное существо, которое, несмотря ни на что, хочется пожалеть.

Но это, конечно, я вам говорю, то есть человек, который таланта разгадывать тайные планы врагов человечества лишен. А грамотный конспиролог только ухмыльнется: кто придумал сериал? Стивен Спилберг. Не последний, наверняка, человек в секретном мировом правительстве. Ну и еврей к тому же. У мамы девичья фамилия — вообще Познер, что русскому конспирологу объясняет все и сразу. Разумеется, он снял сериал про то, как смешны попытки завоевать мир. Он ведь из тех, кто мир уже завоевал, и не хочет, чтобы мы об этом знали.

Тут бы и остановиться, но. Поговаривают, что сериал закончился не потому, что у создателей кончились идеи. Просто Пинки устал от Брейна и сбежал. Долго скитался, попал в Россию. В России встретил Германа Стерлигова, человека сложной судьбы, проник через ухо в череп, выел мозг и поселился в освободившемся помещении. Откуда, памятуя о былых своих мучениях, пишет послания. Например, такие:

Предлагаю расценивать как террористическую деятельность усилия ученых по системному отравлению и доведению до раков и диабетов представителей государственной власти, тысячи представителей которой ежегодно становятся жертвами отравы, созданной проклятыми учеными (ГМО, всевозможные химические технологии при производстве продуктов питания, почти повсеместное отравление поверхностных питьевых вод химическими моющими средствами). У этих самых страшных террористов в распоряжении целые институты и десятки тысяч подчиненных, воплощающие в жизнь их террористические планы по уничтожению полицейских, чиновников, политических деятелей. Раки, диабеты, спиды и прочие невиданные «болезни» — их безотказные средства уничтожения представителей государственной власти. Предлагаю внести соответствующую поправку в законопроект о терроризме и выделить экологический терроризм и экологических террористов (ученых-химиков, физиков и биологов в отдельную главу закона с самым суровым наказанием, ведь они отравили наибольшее количество государственных служащих и продолжают их травить как крыс, убеждая наивных политиков, что, мол, ничего страшного, время такое, вылечат).

А ведь тоже человек мир завоевать собирался, все биржи какие-то организовывал.

Артхаус
Party
Чапаев
Библио
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБибилиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2016 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»