18+
// Чтение / Штудии

Домашние тетради. Типология зануд и паскуд

В 2014 году в издательстве «Сеанс» вышел уникальный сборник «Домашние тетради» Натальи Леонидовны Трауберг: шесть тоненьких книжек с сочинениями автора, ранее опубликованных лишь в самиздате. Мы публикуем фрагмент тетради Summa Anthropologiae, в котором автор рассказывает об основах науки о человеческих типах, известных как «зануды» и «паскуды». Тетради в чудесном оформлении и коллекционном боксе можно купить в нашем магазине.

«Домашние тетради» в магазине «Сеанса».

 

На глазах нашего поколения возникла новая наука: ученые занялись исследованием двух человеческих типов, т. н. зануды и т. н. паскуды. Слова эти известны всем: мы встречаем их в научно-популярных журналах и даже в газетных статьях. Люди легко употребляют их, но мало кто действительно знаком с наукой, их породившей. Как всегда, большинство крайне поверхностно, а то и просто неверно представляет себе, что же такое зануда и паскуда, каковы их особенности, типы, законы их бытия. Назрела необходимость в кратком, но строго научном изложении основ и проблем новой дисциплины. Попытку такого изложения мы и предлагаем читателям. Наша книга не требует особой подготовки. В первом выпуске мы расскажем об основных положениях науки, в следующих — ознакомим с основными ее проблемами и направлениями исследовательской мысли, а также рассмотрим частные случаи (casuistica).

 

 

1. Определение основных понятий

 

Начнем с того, что — как во многих науках — еще не определены основные понятия. Люди, несомненно, делятся на два типа; но как их определить? Этого наука не знает. Потому, вероятно, и не привились многочисленные термины, авторы которых пытались дать определение в самом слове. Привились же — условные, почти случайные, но удивительно удачные слова, появившиеся впервые в ранней работе Н. Ковалевой[1]. Теперь это — термины; и никто не вправе сетовать на неполное соответствие прежнего, нетерминологического значения этих слов новому, терминологическому. Мы принимаем их, как принял мир. Однако нельзя обойти другие попытки создания научных наименований для двух типов людей. Даем их в историческом порядке.

 

Тип А

Тип B

(в принятой терминологии — зануды)

(в принятой терминологии — паскуды)

неправильные

правильные

дети

взрослые

униженные

возвышенные

ridicule

comme il faut

открытые

закрытые

недостойные

достойные

нелепые

не-нелепые

негладкие

гладкие

тихие

бойкие

трудные

легкие

слабые

сильные

глупые

умные

 

Определений зануды и паскуды дано 153. Все они так или иначе повторяют то, о чем говорят перечисленные выше термины. Мы не станем их приводить — это было бы громоздко и уводило бы нас в дебри мелких споров.

Однако мы надеемся, что объем понятия будет становиться все ясней по мере изложения основных законов, гипотез и проблем. Сейчас же — ознакомим читателя с попытками выделения дифференциальных признаков зануд и паскуд.

 

2. Дифференциальные признаки паскуд и зануд

 

Признаки эти до сих пор не установлены окончательно, и многие ученые сомневаются, можно ли их установить. Недавно (на XVIII заседании Academiae Regalis Pervalcensis) был даже поставлен вопрос, не надо ли вынести установление признаков, как определение основных понятий, за пределы науки. Тем не менее мы считаем полезным ознакомить читателей с двумя попытками определения признаков.

А

Т. Чепайтис исходит из признаков паскуд (+). Отсутствие признака (—) считается признаком зануды.

Дифференциальные признаки паскуд и зануд по Т. Чепайтису:

 

умение себя вести

сходство с другими

гладкость

серьезное отношение к себе

что-то еще

 

Некоторые сторонники Т. Чепайтиса доводят число признаков до 94. По мнению одних исследователей, паскудой может быть назван тот, кто обладает всеми признаками; по мнению других — тот, кто наделен хотя бы тремя из пяти.

Наконец, статистическая школа Штрома предлагает исчислять каждый признак в процентах: больше 50 % дает (+), меньше 50 % дает (—). (О работах этой школы мы расскажем подробнее в других выпусках.)

B

М.-Ф. Чепайтите исходит из признаков зануд.

Признаки по М.-Ф. Чепайтите:

 

нелепость

неуверенность

незащищенность

 

Одни исследователи считают, что зануда должен обладать всеми тремя признаками; так, человек нелепый, но уверенный и защищенный — уже паскуда. Другие — что достаточно двух признаков; и, наконец, третьи, что достаточно одного. (Подробнее см. ниже, особенно в разделе о т. н. zanuda pascudata.)

 

3. Основные виды паскуд и зануд

 

Ознакомим читателя с двумя основными принципами классификации.

А

 

 

паскудофил

занудофил

паскуда

Paskuda pascudans

Paskuda zanudans

зануда

Zanuda pascudans

Zanuda zanudans

 

Как видим, паскуды и зануды делятся здесь в зависимости от того, какими они хотят и стараются быть. Опишем вкратце основные виды.

Paskuda pascudans. Паскуда, и считает это правильным. Иногда не думает об этом специально и, питая неизбежную неприязнь к занудам, не проявляет ее в агрессивной форме, пока зануда не напросится. Иногда же — полностью осознает и активно проявляет свою неприязнь. В первом случае относится к т. н. типу Тальбот-Толли, во втором — к типу Таракана. Первые милы и беспечны, вторые — хмуры. Приведем два совета, касающиеся общения с P. Pascudans 1-го и 2-го типа.

  • «Ходите к ним в гости на традиционные празднества — все будет у них как надо и как нельзя лучше. У них и вкусно, и гладко, и вообще хорошо. Только, упаси вас Господь, не идите дальше формул! Лучше уж молчите, все и обойдется».
  • «Не ходите и не пытайтесь. Ни к чему эти ваши угрызения — они вот 7 люди, и кто я, чтобы их сторониться, и т. п. Вы — зануда; и не вы их сторонитесь, а они вас сотрут и не почешутся, хотя бы вы притворились самым что ни на есть comme il faut. У них — чутье, нюх; не ошибутся».

Paskuda zanudans. Об этом виде расскажем подробнее, т. к. именно в наши дни он представляет особую социальную опасность.

В определенные эпохи возникает мода на зануду (обычно как реакция на предшествующий культ паскуд). Всякая мода предполагает среду и стандарт. Зануда вписаться в среду и соответствовать стандарту не может. Поэтому необходимую роль зануд выполняют паскуды. На них изливает общество то, о чем прорвавшиеся в литературу и т. п. зануды вопили про себя.

P. zanudans может уподобиться зануде поверхностно — особый костюм, непричесанные волосы, отсутствие грима, детские туфли, удивленный вид и т. п. В этом случае мы имеем дело с т. н. типом Терлецкой.

Может уподобиться и глубже, от отдельных фраз до целой, глубоко разработанной в наши дни, системы поведения (т. н. тип Тарновского). Наконец, он может вообще ничего не делать, а только писать о прелести занудства или восклицать: «Ах, Кафка (Сэлинджер, Белль) так меня понял!»[2].

Наталья Трауберг и соавторы классификации, дочь Мария и сын Томас. Вильнюс, 1964

Приведем интересное высказывание М.-Ф. Чепайтите[3].

Но упаси Бог появиться зануде настоящей! У нее нет ни образа, ни формы — все валится кашей, все надо угадывать и лепить самим. Это — невозможно; и зануду, как и подобает, вышвыривают вон. Тут уместно вспомнить текст о побивающих пророков. Пустите Кафку или Цветаеву к тем, кто их так любит, — их забьют, точно так, как забили при жизни. Забьют всех, никого не пощадят, и никакие книги, никакие моды не дадут занудам спасенья. Что ни пиши, как ни ори — занудам не поможешь, только увеличишь количество модных имен и еще бессмысленней запутаешь клубок неправды.

Не все согласны с такой точкой зрения. Так, Е. Корнилова считает, что есть люди, которые от этого вопля просыпаются и спохватываются; ошибка же — в том, что их ищут не там, где надо, и массой, а не поодиночке:

И салон, и редакция есть среда. Зануда со средой несовместим. Чего же вы хотите, чему удивляетесь? Но выйдите из среды — и все окажется не так страшно. Быть может, вы даже увидите четкий мир детской книги, и найдете начала и концы[4].

Zanuda pascudans. Особенно незащищенные зануды начинают иногда верить в правила жизни паскуд. В легких формах это не очень заметно, в острых — дает т. н. тип Термитова. Люди этого типа презирают занудство и создают систему, в которой уверенность, твердость, сила, а порой и жестокость — хороши и достойны, слабость же, нелепость и т. п. — постыдны и плохи. Именно этот тип поставляет миру и фанатиков, и тиранов[5].

Приведем описание людей этого типа.

Конечно, они не паскуды. Разве могут быть паскудами такие страдающие и немыслимые существа? Так отчего же, спросите вы, они так безжалостны именно к занудам? Почему восхищаются силой, и презирают слабость не только в себе (это бы ладно), но и в других? Ведь и жестокость к женщине — пусть душевную — они считают достойной. Я думаю, все это потому, что они начисто лишены и панцыря, и кожи. Они слишком боятся жестокости от женщины, которую не смогли бы вынести. Они чувствуют: разреши они себе человеческую и жалобную слабость, люди их уничтожат. А унижения им не переварить; они не могут взвыть de profundis: «Я знаю, как это страшно — и никогда никого сюда не ввергну и не посмею судить ни о ком, кто здесь». Это спасло бы их, как спасало многих по неизвестному закону, но они не могут, и ход мысли их другой. Так создается, слой за слоем, особый панцырь — нет, точнее сказать, так заменяются, слой за слоем, новые ткани, или что там у человека есть. Зануда не способен принять это просто, «как люди», — он оставляет позади даже тип Таракана, и апология паскудства становится манией. Он суров и безжалостен к слабости, как паскудам и не снилось. Но вы не верьте, это не так, и не бойтесь его. Он еще несчастнее вас.

И дальше:

Вы скажете, такими были рыцари. Нет; они были сильными — и потому прощали и понимали слабых. Быть может, их не было вообще. Но рыцарство как идеал сводилось к тому, что и зануду должен кто-то защитить. Люди, верившие в рыцарей, знали твердо, что женщину обидеть нельзя не потому, что она сильна или достойна, а потому, что «женщина как таковая» — зануда перед мужчиной и перед миром, слабая и нелепая тварь. Они знали, что сила и суровость нужны только с сильными: и не сила восхищала их, а добро, не слабость возмущала, а зло, тем самым — и презрение к слабости[6].

В последнее время резко увеличилось число людей вида Z. pascudans, и это представляется исследователям опасным симптомом.

Zanuda zanudans. Просто зануда, и сам это знает, но, как это ни накладно, считает, что лучше все же быть занудой, чем паскудой[7].

В

 

 

панцырный

не-панцырный

паскуда

Pascuda pascuda

Pascuda depascudata

зануда

Zanuda pascudata

Zanuda zanuda

 

 

Здесь, как видит читатель, принимается во внимание другой признак: положение паскуды или зануды в этом, падшем мире.

Pascuda pascuda. Обладая всеми или почти всеми признаками паскуды, живет гладко и неплохо, как и следовало ожидать.

Pascuda depascudata (в русской терминологии — обездоленная паскуда). Живет плохо, против всякого ожидания. Внешне может полностью или частично уподобиться зануде (т. н. парадокс Пранаса); но, в отличие от зануды, сохраняет свойства, определяемые учеными как «себе на уме». Приведем одно из описаний этого вида людей.

Посмотришь — прямо сердце разрывается. Глаза затравленные, таблетки ест, и колышется, как желе, и вид совсем не тот, нету гладкости. Но — пусти его в толпу и увидишь, что не его толкают и топчут, а он всех раздвигает, и даже сами раздвигаются, как будто так и надо. Наверное, толпа и магазин — самая лучшая проверка, хотя бывает и посложней: топчут. Тогда остается ждать. По плодам и узнаем[8].

Мы еще вернемся к этому вопросу и осветим его глубже, когда читатель будет знать больше о проблематике нашей науки.

 

Читайте также

Домашние тетради. Записки Панды

Купол был бы виден, и блестел бы светло-золотым. Рядом, в будке, продавали бы предварительные цветы, даже, может быть, розовые маргаритки (шелковые). А так он притягивал все не-круглое, ходили люди с неточными лицами, машины ехали плотно, ни одной яркой и ни одной кубической (). Идти дальше не было никакого смысла. Я сделал вид, что просто шел к Женечке, свернул на Дегтярный, дошел до Воротниковского, посмотрел на дом Людмирской и подумал немного о превратностях судьбы (схему приведу дальше). К Женечке не пошел — все равно в музее — и вернулся все записать и съесть двенадцатичасовый салат. Придется идти завтра и другим путем.

 

Zanuda pascudata (в русской терминологии — панцырная зануда). Зануда в чистом виде теоретически жить не может[9]. У нее два выхода: или помощь из неизвестных науке мест, зависящих от нее лишь частично, или создание панцыря собственными силами. Панцыри эти бывают самого разного типа; но все они сводятся к трем разновидностям.

а) Панцырь как таковой — посильное внешнее подражание паскудам. Это — внешняя подтянутость (удается редко), т. н. приличные манеры, напускная серьезность, важность, обет молчания и т. п. Если зануда истинная, они помогают очень мало или не помогают вообще. Зануда в таком панцыре относится к т. н. типу Тили.

б) Т. н. прокладка — у некоторых зануд развивается особый панцырь, напоминающий стеганую прокладку. Такой зануде становится безразлично, как ведет себя мир по отношению к ней (к нему). Зануда как бы глохнет, отключается и, соответствуя извне Z. zanuda, не очень об этом беспокоится. Быть может, этот панцырь — самый надежный, но встречается он реже других. Если прокладка очень толста — перед нами т. н. тип Томаса.

в) Самый распространенный вид панцыря — т. н. миф. Зануда создает для других, а отчасти и для себя определенный свой образ, и выставляет не реальные слабые места, а какие-либо другие. Зануда этого вида скрывает свои истинные унижения от людей (зачастую, в сущности, и от себя). Реакция паскуд — непроста: с одной стороны, сверхразумным чутьем они угадывают зануду, а с другой — они не могут сразу обнаружить истинное больное место. К счастью для паскуд, они его все же обнаруживают. Панцырь мифа обманывает прежде всего лишенных панцыря зануд.

Если мы вспомним дифференциальные признаки зануды по М.-Ф. Чепайтите, то можно сказать, что в случае а) зануда частично или хотя бы внешне избавляется от нелепости, в случае б) — от незащищенности, в случае в) — от неуверенности.

Zanuda zanuda. Зануда, не создавшая себе панцыря, жить не может. Она должна погибнуть (смерть, сумасшествие, алкоголизм или наркомания). На самом деле зануды беспанцырные живут, хотя их и немного.

Вот их основные типы:

Zanuda tener (в русской терминологии — зануда-лемур). Отличается крайним миролюбием. Смотрит на всех, прежде всего на паскуд, испуганно (т. н. timor zanudae), виновато (т. н. culpabilitas zanudae) и умоляюще (т. н. supplicia zanudae). Вызывает сильное раздражение. Искомого снисхождения добивается только у зануд, для которых можно было не стараться.

Zanuda clamans (в русской терминологии — буйный зануда). Не может примириться со своей участью и орет, требуя чего-то не совсем определенного — не то жалости, не то справедливости. Вызывает у паскуд крайнее раздражение, что делает невозможными и жалость, и справедливость, и усиливает до предела действие основных закономерностей (см. ниже). Ученые считают, что в таком виде человек долго прожить не может. Если он не гибнет (см. выше), он переходит в один из следующих трех типов.

Zanuda ferox (в русской терминологии — злющий зануда). Покрывается иголками (отсюда его английское название — Z. porcupine). Мрачен, подозрителен, злобен, избегает людей, а если их встретит — держится крайне замкнуто или агрессивно. Часто становится с горя Z. pascudans (напомним, что это — тип из другой классификации, так что можно быть одновременно Z. ferox и Z. pascudans).

Zanuda sapiens (в русской терминологии — зануда задумчивый). Обретает особую, печальную мудрость. Тих, мягок и ровен. Смотрит не столько испуганно, сколько обреченно, а иногда — умудренно и нежно. Характерна ирония: при всяком удобном случае не слишком весело смеется над собой. Как пишет М.-Ф. Чепайтите, «может, и бьют его меньше, а может — притерпелся, но ему все ж легче, а бывает совсем ничего»[10]. Иногда переходит в тип панцырных с прокладкой.

Zanuda felix (в русской терминологии — блаженный зануда). Это явление несколько сложней. Человек может быть Z. felix в трех случаях.

α) В детстве, иногда — в юности, при благоприятных условиях (т. н. феномен Фаунтлероя). Такой Z. felix непозволительно резв и доверчив. В случае чего — становится Z. clamans.

β) Всю жизнь (т. н. феномен Франциска). Встречается один раз в два-три века.

γ) В приличном возрасте; чаще всего — после т. н. момента Иова, кульминации Z. clamans (т. н. чудо Честертона). До сих пор неизвестно, каким образом это происходит и откуда берется. По-видимому, вопрос выходит за пределы науки. Такой Z. felix отнюдь не уподобляется паскуде. Он остается для мира смешным и нелепым и отличается от зануд других видов только тем, что может реализовать себя (скажем, в творчестве или в своей берлоге). Однако бьют его меньше, т. к. полученные в результате реализации блага (слава, семья, веселый вид и т. п.) создают сравнительно сильное защитное поле.

Не все исследователи принимают эту классификацию. Некоторые отвергают существование промежуточных типов и считают, что опознать зануду и паскуду можно только по тому, действуют ли т. н. основные закономерности существования зануд и паскуд. Если панцырь таков, что они не действуют, — перед нами уже не зануда, пусть даже pascudata, но паскуда. Если же действуют — перед нами зануда, а не P. depascudata. Чтоб все это стало ясней, ознакомим читателя с Закономерностями.

 

4. Закономерности существования паскуд и зануд

 

  • Эффект Раскольникова

В науке существуют две формулировки этого эффекта: 1) умеренная и 2) радикальная.

  • То, что вменяется в вину зануде, не вменяется паскуде.
  • Зануде вменяется в вину все, паскуде — ничего.

Шире распространена умеренная точка зрения. Приведем отрывок из книги ее сторонника Я. Глазова:

Хоть тресни, все правильно не сделаешь. Каждый в чем-нибудь да провинится — невольно, а бывает и вольно. Но если ты зануда, с тебя спросят по всей строгости; а главное — не копаются в причинах, хватает факта или даже слуха. Типичное суждение о зануде: «Ну, знаете, если человек способен на …, он для меня не существует!» Хорошо, скажу я возмущенному Х, предположим, что вы так требовательны к людям. Но почему, если точно то же делает паскуда, вы окажетесь так милосердны? Разумного ответа нет, и незачем занудам вопить: «Но ведь вы же сами …!» или « … он же сам». Мало ли что! Ему — можно, а вам — нельзя. Если вы не по книжкам живете, а по жизни, вы знаете, какой тягучий и внелогический получится разговор. Описать его нельзя, бумага не берет, разве в духе Ионеско.

И дальше:

Вот пример: жалуются все, и все до единого, кроме траппистов, говорят о себе. Но прощают это и даже не замечают, только если жалуется паскуда. Хоть бы он день и ночь говорил, скажут: «Какое мужество!», «Какая сдержанность!» Что скажут о зануде, не стоит и описывать[11].

  • Эффект Цахеса

Этот термин применяется а) в широком и б) в узком смысле.

а) Здесь тоже есть две формулировки:

  • умеренная — то, что ставится в заслугу паскуде, не ставится зануде;
  • радикальная — паскуде ставится в заслугу все, зануде — ничего.

Вычислен коэффициент воздаяния (т. н. формула Фомы):

В = 10 ≤ n

где n — т. н. золотой запас зануды.

(Как видим, сторонники радикального взгляда считают, что В = ∞. Если они правы, невозможно чудо Честертона.)

б) В узком смысле эффектом Цахеса называется более частное явление: все, что сделает хорошего зануда, припишут паскуде.

Этот эффект наблюдается, когда зануда и паскуда достаточно близко подходят друг к другу (приезжают вместе на конференцию, пишут книгу, выдумывают теорию и т. п.).

Чудо Честертона создает сравнительно сильное поле, ослабляющее действие эффекта Цахеса[12].

К эффектам Раскольникова и Цахеса близки еще два эффекта — эффект ножа и эффект пробки.

  • Эффект ножа

1) Где пройдет паскуда, не пройдет зануда (умеренная формулировка).

2) Паскуда пройдет везде, зануда — нигде (радикальная формулировка).

Простейший случай: человек идет в толпе. Если он — паскуда, перед ним расступаются, даже не видя его. Если зануда — он просит прощения каждую секунду, его же не пропускают (и, по возможности, ругают — по эффекту Р.).

  • Эффект пробки

1) Откуда вытолкнут зануду, не вытолкнут паскуду.

2) Зануду вытолкнут отовсюду, паскуду — ниоткуда.

Простейший случай: идут трое; среднего, если он зануда, непременно выпихнут назад.

  • Эффект Наташи[13]

Установлен также частный эффект, определяющий т. н. личную жизнь женщины-зануды.

В зануд влюбляются, на паскудах женятся.

Подробно — см. Приложение I.

Некоторые ученые считают, что в основе этих эффектов лежит еще не изученное физическое явление: паскуды излучают особый вид энергии, вызывающий у людей не вполне осознанное чувство, подобное страху. По мнению других, энергию излучают зануды; явление сопоставимо с известным в зоологии действием запаха крови на некоторых животных. Эти гипотезы хорошо объясняют эффект ножа (в узком смысле слова). Толпа не знает, а часто — не видит человека, но ведет себя по-разному в зависимости от того, паскуда он или зануда.

Некоторые, однако, полагают, что дело не в энергии, а в особых законах поведения зануд и паскуд. Наука выделила три таких закона:

1. закон воды и гуся,

2. закон пальца и рта,

3. закон товара и лица.

 

1. Когда обидится зануда, не обидится паскуда.

2. Когда обидится паскуда, не обидится зануда.

а) Зануда обижается, когда его хотят обидеть — оттолкнут в очереди, скажут гадость, ударят в больное место, прекрасно зная, что ему это неприятно.

Паскуда обижается, когда его совсем не хотят обидеть — нарушат какие-нибудь правила и т. п. (когда хотят, обижается тоже, но это бывает крайне редко).

б) Зануда ищет свою вину, прощает, как только обидчик того захочет (в тяжелых случаях — просит прощения сам).

Паскуда своей вины не ищет и не прощает вообще.

в) Когда речь идет о зануде, слово «обидеться» значит «страдать» и «удивляться».

Когда речь идет о паскуде, слово «обидеться» значит «поставить на место».

г) Когда обижается зануда, к прежнему битью прибавляется битье за обидчивость («тебе слова нельзя сказать»).

Когда обижается паскуда, перед ним ходят на лапках («молодец, себя в обиду не даст»).

3. Обо всем, что он делает (чувствует), паскуда говорит с уважением, зануда — без уважения (со стыдом, смущением, иронией).

По мнению ученых, людям лень самим разбираться, и они благодарны паскуде, облегчающему их труд.

Об этом законе — подробнее в следующих выпусках.

 

● ● ●

На этом мы кончаем изложение Основ нашей науки. В следующих выпусках, как мы уже говорили, расскажем о ее проблемах.

 

 



[1] Ковалева Н. Ю., Л., 1968.

[2] К сожалению, мы не имеем возможности рассмотреть интереснейшую работу П. Гайденко «Занудство как истина жизни и как научная истина» (Вопросы бытия. М., 1968) — она появилась, когда наш труд уже был в печати. Отсылаем к ней читателя.

[3] Курс лекций, прочитанный в Лозаннском обществе «Атенеум» в 1967–1968 гг.

[4] Сообщено ее матерью, которой и приносим величайшую благодарность.

[5] Подробнее см. Шестов Л. Zanuda paskudans. Берлин, 1922. (Философ утверждает, что Ницше принадлежал не к этому типу, но к типу Z. zanudans.) Развитие этой точки зрения и полемику с ней см. в работах: Глазов Я. Достоевский, Леонтьев, Ницше. Пярвалка, 1967; Траубридж М. Подполье унижения и Zanuda pascudans. Лондон, 1967; и др.

[6] Чепайтите М.-Ф.

[7] Чепайтите М.-Ф. Указ. соч. Подробнее см. классический коллективный труд «Претерпевший до конца» (В., 1964) особенно разделы «Zanuda zanudans и заповеди блаженства», «XX в. Гофман, Кьеркегор, Достоевский», «XX в. Кафка и некоторые другие», «XX в. Zanuda zanudans у Сэлинджера и Zanuda zanudans у Белля»

[8] Чепайтис Т. Парадокс Пранаса и другие очерки. П., 1968. Рекомендуем читателям очерки «Унижение и Pascuda depascudata. Проблема человека из подполья», «Грушенька. Pascuda depascudata или Zanuda pascudata?», «Царство зануд? Едва ли», «Дзен, битники, хиппи», «Зануда — внутри нас».

[9] Почему — станет яснее, когда читатель ознакомится с основными закономерностями существования зануды. О том, что практически зануда все-таки живет, см. немного ниже.

[10] Указ. соч.

[11] Глазов Я. Заметки о занудах. М., 1968.

[12] См. интересную статью А. Черновой «Семиотика занудства» (Кяарику, 1966), где автор рассматривает случаи, когда текст воспринимался по-разному в зависимости от того, зануду или паскуду считали автором. Как установила исследовательница, после смерти зануда выходит из поля действия эффектов Р. и Ц.

[13] По имени героини «Униженных и оскорбленных». Рекомендуем работу И. Геца «Парадокс порядочности» (Каролинки, 1967), где автор доказывает, что до последних десятилетий действию этого эффекта в некоторой степени мешала традиция.

Люмет
Чапаев
Библио
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБиблиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2018 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»