18+
25 НОЯБРЯ, 2016 // Фестивали

«Артдокфест»-2016: 11 фильмов

1 декабря в Москве и Петербурге начинается «Артдокфест». Программа главного смотра русскоязычной документалистики снова обширная. Как всегда много злободневного политического кино, которое вы и так посмотрите, поэтому мы решили в большой степени сфокусироваться на авторских фильмах фестиваля.

«Аустерлиц» / Austerlitz
Сергей Лозница, 2016
Конкурс

Мировая премьера «Аустерлица» прошла в Венеции, после этого фильм успел получить главный приз на фестивале в Лейпциге. Новая картина Лозницы своим названием отсылает к роману Зебальда и посвящена мемориалам Холокоста и той туристической индустрии, что ежедневно прогоняет через них тысячи людей. Снова длинные общие планы, массовый герой, отстраненное наблюдение, открытое для зрительской интерпретации. Благодаря четкости формы и безоценочному (на этот раз действительно не подталкивающему зрителю к конкретным выводам), но пристальному критическому взгляду на культуру памяти новая работа Лозницы — одно из самых интересных и сильных высказываний о современности в программе фестиваля. Подробнее — в интервью Алексея Гусева с режиссером.

«Завтра море»
Катерина Суворова, 2016
Конкурс

Казахстанский фильм, мировая премьера которого состоялась в Локарно. Полнометражный дебют Катерины Суворовой, за плечами которой, впрочем, уже было несколько короткометражек и участие в резонансном проекте «Медиастан», спродюсированном Джулианом Ассанжем, — неровная, местами создающая впечатление полулюбительской, но поэтичная и оригинальная по интонации картина о высохшем Аральском море. Камера, живая и чуткая к деталям, рисует странный быт людей, приспосабливающихся к антропогенной катастрофе и живущих фактически ей вопреки. Фильм, однако, избавлен от публицистического алармизма, несмотря даже на общую пост-апокалиптическую атмосферу (сборщики металлолома, разбирающие в пустыне корабли — чистый «Безумный Макс») и обильную дозу абсурда. Это лирический гимн человеческой воле и неистребимой вере в обновление. Не удивительно, что Вернер Херцог, увидев фрагменты этого фильма, принял режиссера в свою киношколу.

«Женщина и ледник» / Woman and the Glacier
Аудрюс Стонис, 2016
Конкурс

Стонис — не то чтобы широко известный, но весьма значительный представитель поэтической документалистики (если не видели, обязательно посмотрите его «Землю слепых»). «Женщина и ледник», может, и уступает его ранним пленочным картинам, но все же сильно выделяется на общем фоне программы «Артдокфеста». Действие также происходит в Казахстане — в Тянь-Шанских горах, у огромного ледника Туюксу на высоте 3500 метров, где находится одна из старейших гляциологических станций. Уже 30 лет там в одиночестве — если не считать кошку с собакой, взаимоотношения которых, впрочем, в фильме играют не последнюю роль — живет и работает литовская ученая. Тем, что вынесено в название, содержание практически исчерпывается — женщина и ледник, существующие каждый в своем ритме, причем внимание обоим уделяется равное. В фильме почти нет слов. Используя минимум средств, Стонис добивается мощнейшего эффекта. Особенно на контрасте с тем, к чему возвращаешься при выходе из зала.

«Дорога» / The road movie
Дмитрий Калашников, 2016
Конкурс

Идея сделать монтажный фильм из материалов, снятых на видеорегистраторы, напрашивалась давно — как минимум с момента падения челябинского метеорита, когда феномен «странных русских на дороге» стал предметом интернациональных шуток. Сложно тут не ввернуть, что две главные российские беды сошлись в этом фильме: в кадре постоянно происходит что-то абсурдное — танк заезжает на автомойку, Микки Маус со Спанч Бобом избивают несчастного на дороге, водители достают из багажников клюшки для гольфа и топоры. Под ту самую песню «Аукцыона» мы мчимся по бескрайним просторам нашей родины и большую часть экранного времени наблюдаем, как сталкиваются, переворачиваются и загораются автомобили (что неудивительно, ведь видео брались из интернета, а туда выкладывают именно такой контент) — все под прекрасные, конечно же, в своей непосредственности комментарии. Однако автор явно претендовал на обобщающее высказывание о загадочной русской душе, но ни по отбору материала (он все-таки достаточно однообразен), ни по монтажу, ни по структуре ему этого не удается, и «Дорога» мало чем принципиально отличается от подобных компиляций в интернете. Хотя магия киносеанса, к тому же фестивального, несомненно нагрузит фильм дополнительный концептуальной рамкой. Так или иначе, зрелище увлекательное.

«Приходи свободным» / Come back free
Ксения Охапкина, 2016
Конкурс

Первый российский фильм о Чечне — красивый, но несколько эксплуатационный. Ксения Охапкина снимает сельскую жизнь традиционной чеченской общины как закрытую и цикличную вселенную — со своими извечными порядками, обычаями и готовностью к войне. Показанный нам мир не поддается ассимиляции, он самодостаточен и замкнут, как круг — траектория зикра, ритуального чеченского танца, напоминающего о суфийском прошлом края. Работа Охапкиной по-своему симптоматична: она, как и многие другие документалисты, российские почему-то особенно, по-прежнему игнорирует опыт Жана Руша и других визуальных антропологов, обнажавших свой метод и использовавших кино как инструмент социополитического анализа, — и впадает в экзотизацию чужой культуры. Эта этнографическая картина выдает изображаемое за действительное, игнорирует реальные конфликты и строит высказывание на ложных основаниях.

«Мариуполис» / Mariupolis
Мантас Кведаравичус, 2016
Конкурс

Фильм о Мариуполе, снятый в 2015 году во время бомбежек и показанный в этом году на Берлинале. Кино это совсем не репортажное, как можно было бы подумать, — вы не увидите хроники страданий и сопротивления, фокус смещен в сторону жизни простых людей (проект начинался как фильм о мариупольских греках), продолжающейся и под падающими бомбами. Хороший пример объемного и чувственного фильма, повествующего о политическом конфликте, но обходящегося без обвинений и избегающего риторики обеих сторон. И тем не менее автор, не отстаивая конкретных позиций, постепенно привносит в фильм важные элементы, раскрывающие суть происходящего — речи и будни украинских военных, казенная религиозность, следы советского прошлого (в пространстве и в жизненном укладе), идеологические распри на празднике 9 мая и многое другое. Но главное — обильные крупные планы и центральные герои: сапожник и тележурналистка. Подробнее Мантас Кведаравичус рассказывает в интервью Наталье Серебряковой.

KRISIS
Дмитрий Венков, 2016
Война и мир

Идея Брехта о том, что в кино нужно снимать газетные заголовки, в XXI веке получила новое воплощение: фильм медиа-художника Дмитрия Венкова является экранизацией дискуссии, развернувшейся в фейсбуке художника-концептуалиста Юрия Альберта в 2013 году после сноса статуи Ленина в Киеве. Ювелирно расписанная (текст, конечно, обрабатывался и дополнялся), мизансценированная и исполненная актерами в условном пространстве, эта кинематографическая адаптация публичного диспута точно фиксирует мировоззренческий и политический кризис в среде российских интеллектуалов, существовавший, конечно, и раньше, но сильно катализированный событиями на Украине. Картина дает редкую возможность, с одной стороны, сохранить мгновение во всей его противоречивости, с другой — отстраниться от сиюминутного запала и посмотреть на эти противоречия с художественной и временной дистанции. KRISIS существует в пространстве логических (и моральных) парадоксов, когда, солидаризируясь с отдельными высказываниями с разных сторон, оказываешься перед лицом тотальной невозможности идентификации с конкретными героями. Прийти к общему знаменателю решительно невозможно, но именно там, где существуют разногласия, начинается политика — работа Венкова создает из этого материала пространственно-временную скульптурную композицию.

«Между небом и землей»
Дмитрий Дедок, 2015
После Союза.DOC

Два минчанина — один когда-то натаскивал караульных собак, а потом 15 лет провел в психушке, другой 25 лет «отдыхал» на зоне, — тихо курят дешевые папиросы, чифирят на кухне и вяло переругиваются. Разбирают на металлолом старую бытовую технику. Оба — путешественники по времени. Пока большая советская страна резко въезжала в будущее, эти двое — во всем типичные советские люди (спорт, армия, тюрьма, больница) — задержались в прошлом. Как задержался и Минск с его перетяжками «7 ноября — День Октябрьской социалистической революции», пустынными, не забитыми машинами дворами, праздничными выступлениями баянистов на площади у стихийного рынка.

Драматургически «Между небом и землей» — фильм немного рыхлый, но с щемяще меланхоличной интонацией. Это элегия. На дворе — осень, и пара главных героев — как два согнувшихся, растерявших листья дерева. Чистенькая белорусская столица — город отчуждения. Никто никому ничего. Настолько ничего, что единственными, кто вдруг без презрения отнесется к двум пожившим мужчинам, будут две молодые немецкие документалистки, с которыми они знакомиятся на фестивале «Листопад». Но немки стремительно уезжают. И вот это расставание навзрыд. «Сколько живу — душа плачет, а лицо не показывает».

«Озеро»
Дарья Блохина, 2016
Среда

История Филемона и Бавкиды с Кольского полуострова. Два старичка-помора — Мария и Николай — живут естественной жизнью на Ловозере. Ловят рыбу, гоняют оленье стадо, собирают ягоды и грибы, жгут костер в чем-то вроде иглу. Тяжкий ежедневный труд держит их на земле, несмотря на пережитую в прошлом трагедию — когда-то утонул их единственный сын.

Поначалу «Озеру» кажется непритязательной этнографической зарисовкой (на это намекают название фильма, многочисленные пространные планы, фиксирующие царящую в этом северном мире красоту — прозрачное лето, белоснежную зиму), но ко второй половине этого короткого фильма на свет пробивается внутренняя драма двух немолодых героев, предпочитающих добровольное затворничество в духе Генри Торо бездушном закутку в панельной пятиэтажке (квартира у них, конечно, есть, только жизни в ней нет). Кроме того, в «Озере» сложно не увидеть кино о кино: Мария, которую муж красиво называет «Мадонной», сама снимает на крохотную мыльницу, и странное соседство выверенных кадров внешнего наблюдения с этой безыскусной картинкой сокращает разрыв восприятия — зритель входит в мир «Озера» наравне с героями.

«24 снега»
Михаил Барынин, 2016
Среда

И снова снег, олени, сани, но уже не в Мурманской области, а на другой стороне нашей необъятной страны — в республике Саха. В центре фильма якутский коневод, владелец табуна низкорослых выносливых лошадок. Его повседневная жизнь — забота о стаде, редкие свидания с семьей, две ежегодные поездки в город, скачки на праздник Ысыах, олени с вывалившимися от долгого бега языками, ловля рыбы в устье Лены.

«24 снега» — фильм голливудской красоты, с рапидами, мощными ракурсами, открыточной цветокоррекцией. На большом экране его пейзажи должны выглядеть захватывающими. Эта ощутимая красота ему идет. Кино Михаила Барынина, сделанное на деньги якутского продюсера Егора Макарова, работает по всем правилам вестерна, только вместо прерий здесь — бескрайний снег, и по-хорошему захватывает дух. Этот фильм стоит нескольких блокбастеров выпущенных к году кино. Хотя никакой государственной поддержки его создание не потребовало.

«ОГОНЬ»
Надя Захарова, 2016
От А до А

В программе «От А до А» не пропустите фильм студентки Артура Аристакисяна «Огонь» — очень необычная медитативная документалистика, похожая, кстати, на ранние работы Стониса. Мы уже рассказывали о нем перед премьерой на «Послании к человеку». По итогам фестиваля картина тогда разделила в национальном конкурсе звание лучшего полнометражного неигрового фильма с лентой «Мой друг Борис Немцов» Зоси Родкевич — его тоже покажут в программе; мы о нем писали раньше. Также представится еще одна возможность увидеть фильм «Чужая работа» Дениса Шабаева — «Лучший дебют» на «Кинотавре» и победитель национального конкурса «Флаэртианы». Читайте наше прошлогоднее интервью с ним об этом фильме.

Чапаев
Kansk
3D
Форсайт
Синяя птица
3D
3D
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБибилиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2016 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»