Балабанов вёл для нашего кино и — шире — для нашей страны какую-то очень существенную работу. Для мира, я думаю, тоже, хотя мир смотрел на него с прищуром, как бы не желая замечать.

Художники — счастливы: их жизнь продолжается после их физического ухода, и I Балабановские чтения тому очередное свидетельство и доказательство. Мы перечитываем Балабанова заново и, как мне кажется, делаем это глубже, спокойнее и пристальнее.

— Сергей Сельянов, глава кинокомпании СТВ

 

Михаил Гаспаров на вопрос «как писать историю русской литературы» желчно заметил: «Никак писать не надо, потому что сейчас мы её хорошо не напишем: нет материала».

Помимо прочих бед, в которых оказалось отечественное киноведение после перестройки, была эта, главная, проблема. Для журнала «Сеанс», который четверть века занимался отечественным кинематографом с упорством, достойным лучшего применения, Алексей Балабанов был одним из главных поставщиков материала в условиях его жесточайшего дефицита.

Он был другом? Да, конечно, и любимым. Но прежде всего он был героем журнала.

Что такое Балабановские чтения? Для чего мы их задумали и как мы мыслим их будущее?

Вот, к примеру, на первых Тыняновских чтениях в 1982 году в названиях всех докладов фигурировало имя Тынянова. Юрий Николаевич, конечно, брался там не сам по себе, а в контексте, как точка отсчёта. И на одиннадцатых Тыняновских чтениях его имя встречается в названии лишь одного доклада. Не потому, что Тынянов сам по себе был исчерпан, — это чтения преодолели «узкое» тематическое поле и превратились в один из главнейших научных форумов.

Наши первые Балабановские чтения отчасти носят мемориальный характер — Балабанов ушёл недавно, для нас это пока открытая рана. И несмотря на то, что о каждом его фильме мы писали, и издали о нём две книги, очень многое продолжает оставаться недосказанным. Именно о нём, о Балабанове, о его фильмах.

Но я мечтаю о том, чтобы в дальнейшем Балабановские чтения стали бы киноведческой конференцией, в которой круг тем не замыкался бы на творчестве одного автора, но для которой именно этот автор стал бы точкой отсчёта. Хотя, несмотря на столь высокие профессиональные цели и задачи, не будем себя обманывать в том, что они здесь первичны. Конечно, главный импульс — продлить его жизнь среди нас, удержать его с нами, продолжить диалог с ним. И ещё — сделать всё, чтобы в нынешнем быстротекущем времени, когда любая самая важная сущность тонет в потоке новых инфоповодов, он оставался в актуальном поле.

— Любовь Аркус, главный редактор журнала «Сеанс»

Партнёры